ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
31-10-06 Сегодня отмечается столетие уфимского медресе «Галия диния»

медресе Галия, УфаСегодня многих волнует уровень профессиональной подготовки шакирдов, вопрос об их преподавательских и пастырских качествах, способности выпускников этих заведений найти место на рынке труда, в общественной и культурной жизни, о соотношении светских и религиозных дисциплин в мусульманских профессиональных учебных заведениях. Между тем российские мусульмане начали искать решение этих проблем уже столетие назад. Сегодня, когда мусульмане отмечают столетие одного из самых знаменитых российских медресе, особенно актуально обратиться к этому бесценному опыту.

Эти вопросы были поставлены в рамках реформы джадидизма. Целостная реформа медресе началась по сути в 1905–1907 го­ды. Центрами джадидизма у татар стали медресе «Мухаммадия», «Апанаевское» (оба в Казани), «Галия», «Усмания» (оба в Уфе), «Хусаиния» (в Оренбурге), «Расулия» (в Троицке), «Буби», где программа включала в себя преподавание религии на основе Корана и сунны, истории Ислама, татарского языка, тюрко­татарской истории и научных дисциплин. Максимальный срок обучения составлял 14 лет — то есть в медресе проходился и школьный курс. Медресе «Хусаиния» в Оренбурге, чей устав был создан по образцу частного университета Шанявского в Москве, предлагало вариант обучения, где было четыре разряда: начальное, «ибтидаия», включавшее в себя три класса; среднее, «рушдия», — четыре класса; подготовительное к высшему, «игдадия», — четыре класса; высшее, «галия», — три класса. Подобный вариант был использован и в уфимских медресе «Усмания» и «Галия». Основной особенностью «Галии» было наличие только двух старших разрядов: «игдадия» — три класса и «галия» — три класса. Обучение, таким образом, охватывало шесть лет. В медресе, как и сейчас, учились достаточно взрослые учащиеся, уже прошедшие уровень начальных и средних классов. По имени разряда «Галия» медресе и получило название. Это было исключением, так как медресе у татар обычно назывались по имени прихода, мударриса­ректора или содержавшего его бая.

Медресе «Галия» открылось в октябре 1906 года в Уфе. Его основателем и бессменным ректором стал Зыя Камали, вернувшийся после обучения в каирском университете «Аль­Азхар». Обратимся же к опыту медресе «Галия» и его ректора как к ориентиру и для наших действий на сегодняшнем этапе развития образования. Камали Зиаддин (1873–1942) известен как теолог и общественный деятель. Он родился 9 декабря 1973 года в д. Келяшево Уфимского уезда в семье бурлака. Мы знаем, как в условиях коммерциализации образования даже и сейчас сложно пробиться детям из необеспеченных семей. Но медресе и мусульманские благотворители всегда должны протягивать руку помощи талантливой молодежи, дабы она потом работала на благо уммы. Талант юноши был столь заметен, что по окончании медресе «Усмания» в Уфе на средства, выделенные Уфимским мусульманским благотворительным обществом, в 1898 году Камали отправляется в Турцию, где обучается в Стамбуле естественным и математическим наукам. Далее он решает продолжить образование в Египте и поступает в «Аль­Азхар» на философский факультет. И здесь для нас вновь актуален опыт Камали, так как и сейчас отправлять за рубеж можно только после окончания профессионального учебного заведения в России и в достаточно зрелом возрасте. Сегодня много говорится и о наличии одновременно светского и религиозного образования у имама. Ведь такие, по выражению отца джадидизма Исмаила Гаспринского, «двукрылые» мусульмане могут принести гораздо больше пользы российской умме.

По возращении на Родину инициатива Камали по организации медресе «Галия» была поддержана имамом II прихода мусульман Уфы Зарифом Галикеевым. Одновременно Камали прилагает усилия для того, чтобы разъяснить необходимость преподавания основ Ислама и в семьях, получивших русское образование. Такие семьи всегда были среди мусульманских мурз Приуралья. Среди состоятельных семей Уфы Камали ведет кружки по изучению исламской религии и Корана. Сегодня нам тоже нужно пропагандировать Священный Коран среди семей, где уже не говорят на родном языке, во многом утратили знания о вере своих предков. Стремясь донести свои идеи до европейски образованных верующих, знакомых с основами классической философии, Камали издает труды по философии Ислама, истории религий. Даже сегодня трудно официально определить, являются ли эти предметы чисто светскими (ведь они преподаются в государственных вузах) или же религиозными. Но в любом случае их надо преподавать шакирдам — по учебникам, написанным с мусульманской точки зрения.

До сих пор идет дискуссия о том, насколько «Галия» отвечала стандарту религиозного вуза. И тут многое зависит от методики подсчета. В 1914 году чисто религиозным предметам в медресе отводилось 28,2 процента времени. Однако арабскому языку — языку Священного Корана — 14,7 процента, светским наукам — 35,6 процента. При этом шакирды на занятиях по арабскому языку явно читали не светские газеты и романы, а предметы философского (философия Ислама), исторического (история Ислама), религиоведческого (история религий) цикла преподавались с точки зрения мусульманкой догматики. При этом татарскому языку отводилось 4,9 процента, государственному русскому — 14,1 процента, другим предметам — 2,5 процента времени.

С конца 1900­х годов медресе было вынуждено реагировать на репрессии властей. Как известно, правительство Столыпина с недоверием относилось ко всякому проявлению общественной деятельности. Оно фактически уравнивало вооруженных террористов и экстремистов с либералами­конституционалистами и сторонниками реформы образования у татар, подвергая и тех и других репрессиям. С 1910 го­да начинается массовое изгнание татарских учителей­мугаллимов из казахских степей и Туркестана. Одновременно в административном порядке без судебного расследования десятками закрывались татарские школы и благотворительные общества. Неоднократно проходили обыски и в медресе «Галия». Власти искали какие­то проявления несуществующего панисламизма. Все обыски заканчивались банальной фразой полицейских протоколов: «Ничего предосудительного не обнаружено».

В ответ на требования о принадлежности учителя к конкретной племенной группе «Галия» резко увеличила прием шакирдов нетатар (казахов, туркмен, черкесов, адыгейцев и т. д.). В 1913 году здесь обучалось 114 шакирдов. Всего «Галию» окончило более 1 400 шакирдов. В 1915 году Камали потерял поддержку попечительского совета медресе, который обвинил его в превращении медресе в учительскую школу. Вместо сторонника совета Габдуллы Шнаси завучем медресе стал Галимджан Ибрагимов, который в этот период начал активно заниматься пропагандой идей самостоятельности каждого из тюркских народов России. Однако суть конфликта была в другом. В советские годы Камали называли чуть ли не безбожником. При этом часто забывают, что в 1912 годы после смерти имама II прихода Уфы Зарифа Галикеева Камали сам стал имам­хатыбом этого прихода.

Камали и Ибрагимов представляли новое поколение национальной элиты, вышедшее из низшего и низшего среднего класса. Оно противостояло либеральным уфимским мурзам и купцам. «Галия» представляла собой школу для средних и низших слоев буржуазии, отличную от общетюркской школы, руководимой сторонниками и лидерами «Иттифака». Камали и Ибрагимову же были близки идеи исламского социализма. Если либералы выступали за единую нацию мусульман России, то Ибрагимов поддержал издание рукописных журналов казахов и башкир при медресе, где складывалась политическая и культурная элита этих народов.

«Галия» была первым татарским медресе, где были созданы автономные организации казахов и башкир, однако образование проходило только на татарском языке. Такой учет национальных особенностей шакирдов при едином языке преподавания также стоит использовать и сейчас. Камали заботился и о женском образовании. В 1915 году он открывает одно из первых средних женских учебных заведений с педагогическим уклоном — медресе «Анасия». И эту традицию также следует продолжать.

«Галия» обладала прекрасным кругом преподавателей и шакирдов. Среди преподавателей были историки: лидер башкирской автономии Ахмад­Заки Валиди, казый (судья) Оренбургского Магометанского духовного собрания (ОМДС) Хасан­Гата Габяши, теолог и арабист Закир Кадыри, один из основателей татарской социал­демократии, лидер Уфимского губернского Милли Шуро (Национального Совета) Гумер Терегулов, языковед Худжа Бадиги. В 1917 году вчерашние шакирды «Галии» Шарифджан Сунчаляй, Гасим Касимов, Салах Атнагулов, Фатих Сайфи, Гибадулла Алпаров составили ядро организации уфимских татарских левых эсеров под руководством
Г. Ибрагимова. Они стали основными деятелями советского режима среди мусульман Уфимской губернии. Здесь учился первый посол СССР в Саудовской Аравии и Йемене Карим Хакимов. Из медресе вышли классики татарской и башкирской литературы Маджид Гафури, Шаехзаде Бабич, Хасан Туфан, Наки Исанбет, Сайфи Кудаш. Здесь учились узбекский писатель Мирмухсин Ширмухаметов, казахские поэты Байембет Майлин и Магжан Жумабаев.

После Февральской революции 1917 года Камали активно включается в общественную деятельность. Ему принадлежит главная роль в разработке проекта устава и подготовке документов «Всероссийского Союза духовенства» (Бютенрусия руханилар иттифакы). В 1917 году Милли Идарэ назначило Камали главой духовенства — мухтасибом Уфимской губернии, в качестве представителя мусульман губернии он принимал участие во всероссийских мусульманских съездах 1917 года, избирался депутатом Миллет Меджлисе (Национального Собрания) мусульман Внутренней России и Сибири.

Советский режим быстро остановил деятельность «Галии». В 1917–1918 году на базе медресе были организованы учительские курсы, а в 1919­м оно было преобразовано в татарскую гимназию. Камали остался имамом, в 1923 году его избирают казыем Центрального Духовного управления мусульман (ЦДУМ), а в 1926 году и членом Голямалар Шурасы (Совета улемов). Он погиб в заключении, арестованный по делу ЦДУМ.

Сегодня в стенах «Галии» работает Российский Исламский университет. Хотелось бы, чтобы вышеперечисленные традиции и ориентиры стали путеводной звездой как для этого вуза, так и для других учебных заведений российских мусульман.

Абдулбари Муслимов

 

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.