ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
19-05-2008 Роль исламоведческих исследований М. Махмутова в развитии образования российских мусульман. Выступление Д.Мухетдинова на II Махмутовских чтениях

Общеизвестно, что образование российских мусульман в настоящий период переживает не лучшие времена. С конца 1920-х гг. до конца 1980-х гг. на территории РСФСР не действовало ни одного мусульманского профессионального учебного заведения, то есть традиции прервались чисто физически. Стоит отметить, что у Русской православной Московского патриархата этот перерыв составил менее 20 лет. Образование, полученное в Узбекистане, весьма серьезно отличалось от тех стандартов, которые были приняты у татар. Поэтому фактически встал вопрос о воссоздании этого образования. 1990-е гг. стали здесь переломным этапом.

С одной стороны, система профессионального образование российских мусульман была воссоздана, с другой – она сосредоточилась на подготовке имамов, знающих преимущественно обрядовую сторону. И это в лучшем случае. В худшем – медресе стали площадкой для подготовки радикалов, находящихся под иностранным влиянием. Здесь можно вспомнить и эритрейца Ясина Абделлу, который наследил в медресе «Фуркан» в Бугуруслане и в альметьевском медресе имени Ризы Фахретдина (нефтяной район Татарстана) и был выслан компетентными органами нашего государства. Отсюда протянулась цепочка к кровавым событиям осени 1999г. В медресе «Фуркан» в Бугуруслане преподавание велось в начале на русском, затем на арабском языке. При этом светские дисциплины отсутствовали. Для туган тел - родного языка места вообще не было. Все это полностью противоречило традициям любых татарских медресе. В 1990-х гг. в городе Бугуруслане это уже открыло дорогу ваххабитам. Медресе закрыли, но его семена живы. После андижанских событий Шангареев призывал устроить оранжевую революцию в Узбекистане.

К концу 1990-х гг. стало ясно, что система исламского образования в России сегодня находится в стагнации. Подавляющее большинство исламских учебных заведений работают «впустую», и эффект от их деятельности близок к нулевому. Вуз – сложнейшая и уникальная система преподавания, которая может быть создана только на основе соответствующей базы; преподавательский состав вуза состоит из специалистов, имеющих ученые степени в области светских наук или богословия, но здесь не нужно забывать о том, что мусульманские богословы сегодня не обладают дипломами о соответствующем образовании; вуз обязан иметь государственную лицензию и пройти аккредитацию.

Поэтому для развития образования российских мусульман были столь важны кадры с опытом работы в системе администрирования школы, среднего и высшего образования. Мирза Исмаилович был в этом отношении идеальным вариантом. Особо важным было его знание четырех основных языков: татарского, русского, арабского, английского. Не случайно, что об этом уникальном для советского поколения опыте сказал на панихиде, проходившей в этом зале, президент Татарстана Минтимер Шаймиев. Крайне важно, что этот опыт знания языков нашел применение в стенах Татарско-Американского регионального института (ТАРИ). Необходимо вспомнить, что именно при Мирзе Исмаиловиче начался процесс получения светского образования шакирдами. К сожалению, с закрытием ТАРИ этот эксперимент прекратился. Нам в Нижнем Новгороде, тоже не совсем понятно, почему в Казани всячески поддерживаются крайне дорогие спортивные команды, но нет денег на образование. Пример закрытия ТАРИ и Татарского государственного гуманитарного института, дававших хорошие языковые, филологические, исторические знания о мусульманском мире, мягко говоря, не радует.

Уже 250 лет назад татарские баи начали тратить деньги именно на образование. Так было и в Казани. Здесь стоит вспомнить пример медресе «Мухаммадия», которое называли «татарским университетом». Одноэтажное кирпичное здание было построено Мухаметзяном Ибнаминовичем Галеевым в 1883 г. В 1885 г. Ахметзян Яхьич Сайдашев надстроил его вторым кирпичным этажом. Третий этаж возведен Габдуллой Утямышевым в 1886 г. В 1901 г. на средства А. Г. Хусаинова и Г. Утямышева в глубине дворового участка к уже существовавшему было пристроено трехэтажное кирпичное здание. Они же снабдил классы медресе всем необходимым: партами, досками, кафедрами, картами и наглядными пособиями. Педагоги медресе получали хорошую зарплату. Поэтому сюда получили возможность придти лучшие кадры. В «Мухаммадие» преподавали видные улемы, составившие ядро авторов богословского журнала «Дин ва-л-адаб»: Ахметжан Мустафин, Кашшаф Тарджемани, Мухаммад-Наджиб Тюнтяри, Шехер Шараф. Здесь получили образование муфтий ОМДС Мухаммад-Сафа Баязитов, ученые и общественные деятели: Худжа Бадиги, Саид Вахиди, Газиз Губайдуллин, Гали Рахим, Галимджан Шараф; писатели: Фатих Амирхан, Фатхи Бурнаш, Мажит Гафури, Карим Тинчурин, Галиаскар Камал, Наки Исанбет, композиторы: Султан Габяши, Салих Сайдашев; художник Баки Урманче. Они были истинной политической, научной, образовательной элитой, татарскими классиками, даже не занимая формальных постов. Кто сегодня может сравниться богословии с Баруди, в живописи с Урманче, в музыке – с Сайдашевым, в прозе – с Амирханом, в поэзии—с Гафури, в драматургии – с Тинчуриным, в исторической науке – с Губайдуллиным, в литературоведении – с Рахимом? Где наши классики?

Значит ли все это, что мы должны сложить ручки и ждать «инкираза»-исчезновения, до которого осталось еще 100 лет. Нет, нет и еще раз нет. Мирза Исмаилович был всегда для нас примером как нужно бороться, отстаивать язык и веру своих предков. Ему пришлось пройти через страшные застойные времена, когда из городских школ исчез татарский язык, а в новых городах, даже Татарстана, татарских школ не открывали. Сегодня этой «мудрой» национальной политике КПСС благодарны в основном ваххабиты и все те, кто не хочет, чтобы люди нашей земли жили в мире и здравии. К концу 1980-х гг. даже татары Татарстана испытывали страшную горечь и недовольство из-за невозможности реализовать свои элементарные национально-культурные права. Некоторые радикалы уже тогда утверждали, что нормальная жизнь татар возможна только в отдалении от русских. Их доказательства были не столь уж необоснованными. Сердца всех татар бились тревожно, когда их Родину называли «второй Чечней». Мне самому пришлось побывать в этой республике, и я видел какие страшные следы оставила война в сердцах людей. И сегодня в Чечне почти нет русских. Очень мало русских и в Махачкале, где я впервые побывал всего две недели назад. Но, к счастью, в Татарстане истинная мудрость восторжествовала. Русские и татары в школах учат языки и историю друг друга. В некоторых школах республики преподается и арабский язык. Татарстан во многом вернулся к тем нормам уважения культур двух народов, которые закладывал Мирза Исмаилович, в бытность министром просвещения еще с конца 1950-х гг.

Я не случайно так много говорил об этих нормах взаимного уважения. В медресе и исламский вуз люди приходят из обычной светской школы. И если они впитали там нормы уважения к языкам и культурам друг друга, то все по большому счету будет в порядке. Поэтому сегодня иностранным вербовщикам намного сложнее привлекать кадры из нынешней молодежи Татарстана, чем из той, что пережила попытки советской ассимиляции. Знание русской культуры и русскоязычие -- не панацея от экстремизма. Меня поразила Махачкала, где все вывески, даже о национальных концертах написаны на русском языке. На каждом большом перекрестке стоят автоматчики. Но взрывы и убийства не прекращаются.

И здесь нам надо понимать насколько важны традиции своего татарского богословия и образования. Здесь неоценимым кладезем будет долго являться книга Мирзы Исмаиловича «Мир Ислама». Опять таки заметим, что источники этой книги даны на четырех языках: татарском, русском, арабском, английском. Мирза Исмаилович последние годы своей жизни посвятил РИУ. К сожалению, процесс его создания тоже затянулся, прежде всего на качественном уровне. За все годы существования РИУ на российском информационном пространстве так и не появилось ни одного выдающегося исламского публициста, журналиста, переводчика из числа выпускников университета. Мы не говорим уже об улемах и мударрисах.

РИУ дает студенту на начальных курсах такую же учебную программу, как и медресе, в то время как разрыв между ними, разница в их статусе должна существовать. За 4–5 лет невозможно постичь все тонкости исламского знания, а современный имам должен быть еще и грамотным в области светских дисциплин, а также и в совершенстве владеть несколькими языками. Только такой наставник, проповедник и преподаватель сможет увлечь за собой людей, только высокообразованный религиозный деятель востребован сегодня обществом; если же в исламском учебном заведении не преподаются светские дисциплины в необходимом объеме, это значит, что его выпускники не смогут работать имамами и проповедниками в современном обществе.

Для этого необходимо качественное светское образование. Поэтому, например мы, нижегородские мусульмане хранят верность традициям своих предков: просвещение и наука поглощают львиную долю нашего бюджета. Особое внимание уделяется высокому уровню подготовки имамов. В современных условиях для повышения конкурентоспособности и признания их элитарной роли, имамы ДУМНО, выпускники медресе продолжают обучение в светских вузах страны: в Институте стран Азии и Африки при Московском государственном университете; Московском государственном лингвистическом университете по специальности «переводчик-арабист»; в Нижегородском государственном университете (ННГУ) на факультете международных отношений; в Волго-Вятской академии госслужбы. Сегодня многие имамы имеют по три образования (религиозное и два светских), владеют 4 языками: татарским, русским, английским, арабским. С 1999 г. на базе ННГУ им. Н.И. Лобачевского существует программа «Исламские исследования», около 500 человек, из которых несколько десятков получили свидетельства государственного образца. С сентября 2005 г. в рамках целевой программы президента Российской Федерации по направлению СМР нижегородцев поступили на факультеты лучших вузов страны: ИСАА при МГУ, Санкт-Петербургский государственный университет, Московский государственный Лингвистический университет, в Нижегородский государственный университет. В этом году появились и первые выпускники. Почему этому пути не следуют в Казани, ведь был же прекрасный опыт ТАРИ?

Очень важно и издание учебных пособий. И здесь опять таки для нас был примером «Мир Ислама». В рамках целевой федеральной программы были изданы десятки пособий, посвященных роли Ислама и мусульманского сообщества в современном мире, татарской философской мысли, истории мусульман Волго-Уральского региона, суфизму, вышел в свет учебный словарь «Ислам в Приволжском федеральном округе». Все они уже реально используются преподавателями, аспирантами и студентами. С 2004 г. начинается издание единственного в России журнала исламской доктрины «Минарет». С 2005 г. ДУМНО совместно с Нижегородским государственным университетом начали издавать ежеквартальный альманах «Ислам в современном мире: внутригосударственный и международно-политический аспекты». Наряду с изучением местных проблем здесь особое внимание уделяется современному развитию ислама, развитию ситуации в мусульманских регионах на постсоветском пространстве. С прошлого года действует всероссийский сайт www.islamrf.ru. Стоит особенно отметить, что несмотря, на все проблемы, наши издания выходят регулярно. Недавно в Москве открылось представительство Издательского дома «Медина». Как и другие наши инициативы эта направлена на просвещение и развитие связей между регионами.

Естественно здесь мы не действуем изоляции. С нами активно сотрудничают ученые-исламоведы из Москвы (это прежде всего Институт востоковедения РАН, МГУ, РГГУ), Петербурга, Казани, Махачкалы, других центров. Иногда задают вопрос: почему не в Казани? Но Мирза Исмаилович не только татарин, но и лямбирский мишар. Татарская нация начинается, но не заканчивается в Казани. Любой выдающийся человек жив в его делах. И мы стараемся продолжить те традиции, которые Мирза Исмаилович начал закладывать еще полвека назад.

Д. В. Мухетдинов

Ректор Нижегородского исламского института (г. Нижний Новгород)

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.