ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
11-08-2008 Шамиль Айдагулов: «Всегда в ногу со временем!»

Многие издательские проекты ИД «Медина» воплощаются благодаря поддержке этого человека, многие благотворительные программы Фонда имама Абу-Ханифы – также результат его усилий. Кто он – предприниматель и гражданин, мусульманин и патриот татарского народа, как России, так и своей малой Родины?

Московский культуролог, поэт и переводчик Джаннат Сергей Маркус беседует с Шамилем Матвеевичем Айдагуловым накануне его шестидесятилетия. А издательство готовит книгу к его юбилею.

– Шамиль Матвеевич, за плечами у Вас 60 прожитых лет – солидный юбилей. Давайте пофилософствуем вместе: как Вы переживаете этот рубеж? меняете ли сейчас стиль и ритм жизни? а может, начинаете «новую жизнь?

– Признаться, меня, как и многих, такие круглые юбилеи застают врасплох. Я к ним специально не готовлюсь, ничего особого не планирую – живу в потоке жизни, где мне многое хочется сделать, задачи большие! И для меня важна сама жизнь в работе, в творчестве. Что мне надо было ценить раньше, тем я дорожу и сегодня. Двигаться, вершить, задействовать все свои знания – вот цель.

Особо люблю «с нуля» начинать новые дела, подбирать и ставить людей в правильные точки, руководить ими и запускать новые программы. Главное для меня – быстрее что-то запустить, чтобы начать потом делать уже что-то другое.

– О чем Вы жалеете, вспоминая прошедшее – что не удалось сделать, исправить? И чему радуетесь, как созревшему плоду?

– Ни о чем не жалею. Все, что сделал, сделал вовремя и на пенсию тоже ушел вовремя. Так оказалось, что параллельно завершалась эпоха застоя, а когда я стал свободным пенсионером, открылись возможности для самостоятельного бизнеса. И я ринулся с головой и, по сути, овладел новой квалификацией. Сейчас совершенно четко осознаю, что не начни я свое дело тогда – сейчас было бы не под силу. Что я имею в виду? Не только наличие стартового капитала. Сейчас ставить заново бизнес – означает проходить изматывающие процедуры в разных инстанциях, включая налоговую инспекцию и сертификацию – а тогда это было гораздо легче.

Да, справедливо говорят многие, что и тогда деловому человеку мешали воровство и особенно рэкет. И все же я скажу, что именно 1996-97 годы – начало экономического подъема для малого и среднего бизнеса. Я тогда удачно попал в волну, которая несет меня и по сей день.

Отвечая на Ваш вопрос совсем коротко, скажу так: ни о чем не жалею, ибо шагал в ногу со временем.

– Вам довелось пережить перелом времен. Выросший в советское время и воспитанный советской системой, Вы прошли через годы реформ, распада СССР и становления новой Российской Федерации сначала при Ельцине, а затем и при Путине.

– Советское время и советскую систему я никогда не ненавидел и не отрицал. Хотя видел многие недостатки. Однако Коммунистическая партия имела систему руководства, серьезно готовила кадры, всерьез занималась воспитанием и окультуриванием молодежи, вело серьезное планирование в масштабах всей страны. Кроме того, большие силы тратились на анализ происходящего – ведь без понимания сложных процессов, которые были до нас, невозможно понять проблемы сегодняшнего дня и тем более просчитать последствия того, что мы делаем, в будущем. Так или иначе, но в СССР между людьми была общность – все были равны.

А теперь все измеряется только деньгами – все ценности нации, веры, всей нашей жизни. И это очень горько, ведь человек, хоть и нуждается в материальном обеспечении, но не может всю жизнь посвятить только этому и тем более поставить рубль или доллар выше Бога. Сегодня как никогда стало ясно, что у нас нет иного выхода, кроме как единобожия. Причем не только для тех, кто по рождению принадлежит к «мусульманским народам», но и для всех людей. Для меня большое событие внутренней жизни – знакомство и дружба с главой мусульман Нижегородчины Умаром-хазратом Идрисовым. Он вместе со своей дружной и постоянно растущей командой подает всем, включая меня, пример – как быть духовным в современном мире, сочетать быт, бизнес, науку с ценностями Веры.

– И тогда, в старое советское время, и сейчас, в путинско-медведевское время, Вы были успешным человеком, и к тому же явно жизнерадостным. Поделитесь: как Вы преодолеваете трудности и встречаете перемены?

– Рецепта по преодолению трудностей, я думаю, ни у кого нет. Но у каждого должна быть решимость к торпедированию мозгов.

Иначе говоря, ты сам себя должен заставлять думать и искать. Каждый раз заново надо изыскивать новые методы и неожиданные ходы во всем – и в бизнесе, и в личной жизни, в обществе и с друзьями. Естественно, в любом поиске надо избегать преступных методов – мусульмане говорят в таких случаях, что надо различать «харам» и «халяль», запретное и дозволенное. Есть божественные законы, данные всем народам мира через их Божественных посланников, которые известны всем, которые впечатаны в нашу совесть. Спроси свою совесть, напрягись – и избежишь многих страшных ошибок.

А если уж выбрал новый путь – так не надо теряться и надо действовать!

– Как Вы думаете, а что такое патриотизм? И меняется ли его суть, или форма при СССР, при РФ? Что стоит вкладывать в понятие Отечество: это земля, или это государство, или люди, или политика и культура?

– Мы с женой Хадичей объездили шесть стран, но я все-таки убедился, что по-настоящему знаю и люблю только один уголок на этой планете – нашу родную Россию. И нас с женой уже никуда не перетянуть.

Правда, вот дочь моя (все-таки это уже другое поколение!) вышла замуж за итальянца и теперь живет в Италии. Там у нас родился внук, которого назвали Алекс, а по-итальянски его зовут Александро. Сейчас ему 3 года и окружающие очень удивляются его дисциплинированности. Дочь гордится им и говорит: «Здесь в Италии жизнь более современная, совсем другое настроение. К детям мягче относятся – вот почему и удивляются на Александро, который от меня получил более строгое воспитание».

Если рассуждать о том, что же такое Отечество, то надо вспомнить, как начиналось наше государство Российское. Из каких трудностей мы все вместе вылезали всегда! Орда и Москва – татары и русские – сталкивались и сливались, враждовали и создавали общие ценности. Все мы, кто живет сейчас на огромных просторах этой земли, «одной шестой части суши», по сути – наследники и правопреемники огромной Евразийской цивилизации. За тысячу лет она сменяла названия, но суть-то осталась.

А суммарно нашу идею выразил князь Александр Невский, сказав, что «надо крепить оборону на Западе, и при этом искать друзей на Востоке». Правота его слов очевидна и сейчас. Что XII век, что XXI – а ситуации повторяются и повторяются вновь и вновь… Кузьма Минин – потомок татарских купцов, который вместе с русским князем Пожарским вывел Россию из Смутного времени в начале XVII века. Мы все – русско-тюркское сообщество, научились жить вместе.

Конечно, как и во всякой большой семье, у нас немало внутренних трений, споров, порой обид – но как только кто нападет на нашу страну, мы будем вместе отбивать врага, подымем общее знамя, забыв распри! С некоторой иронией даже могу сказать, что наши внутренние распри – привилегия хорошего доброго мирного времени.

Вот арзамасский взрыв 1988 года – тоже пример полного единения людей разных наций, возрастов и профессий. Общая беда нас всегда сплачивает и собирает в единый кулак. Так давайте сделаем из этого выводы и для мирного времени: чего нам делить, зачем ссориться?

Сейчас я горжусь нашими новыми лидерами – и Путиным и Медведевым. Это феномен. Лидеры, прорвавшиеся из смуты и хаоса – к порядку и четкой работе. Нам уже завидуют на Западе. Мы избавляемся от минусового наследия 1990-х годов, появляется новая молодежь.

Вот пример: когда я начинал бизнес в 1997-98 годах, то никак не мог найти толковых и честных молодых сотрудников, ибо те, что выросли при Горбачеве, хотели «за один день заработать миллион!» и при этом разменивались на мухлеж по мелочам (воровали запчасти, разливали бензин). Сейчас, слава Богу, можно найти совсем иных молодых людей: молодежь меняется, ребята понимают, что труд должен быть регулярным, упорным и обязательно честным. Появляется осознание важности настоящего образования.

Итак, суть патриотизма, по моему убеждению, не меняется. Наше государство может менять формы и названия: то Русь Киевская, то Царство Московское, то Российская империя с центром в Петербурге, то СССР, теперь вот – РФ. А в понятии Отечество слиты неразрывно и земля, и люди, и наша политика, экономика, культура – но важнее всего Вера. Если у людей нет ее, все из рук сыпется, все вокруг рассыпается…

– Почему Вы избрали профессию пожарного – ведь по сути это редкая профессия, которую определенно можно назвать «военным в мирное время»? Все люди спокойно работают, не подвергая себя опасности – а пожарные…

– Да, вы правы – это одна из самых опасных в мире профессий, для которой не может быть паузы и подлинно «мирного времени», а сигнал тревоги может разбудить и поднять в любую минуту. И тогда в считанные секунды пожарный становится солдатом и ведет боевые действия против огня.

Думал ли я об этом, когда меня пригласили в Дзержинске в пожарную часть? – сомневаюсь. Ведь после возвращения из армии мне предложили работать в пожарной охране из-за некоторых удобств, но я тогда еще и предположить не мог, что это станет делом всей моей жизни – сначала на государственной службе, а затем и в бизнесе. Пожалуй, поворотный момент случился тогда, когда мне готовились присвоить звание младшего лейтенанта. Была какая-то секунда сомнений – а потом я на все решился! И началась учеба в Москве, новая жизнь. Появился даже особый вкус к профессии.

– Расскажите, пожалуйста, какой был самый страшный (или смешной) случай из Вашей многолетней практики пожарного?

– Самый страшный, конечно же – это ужас от взрыва 4 июня 1988 года в Арзамасе, который прогремел на всю страну и на весь мир.

Но до этого никогда не забуду еще страшное для меня и моих товарищей 1 августа 1977 года, город Горький. Мы, курсанты, приехали стажироваться. Нас разделили по четырем отделениям. Меня отправили в Нормативное отделение. Капитан Александр Пьянков дежурил в штабе пожаротушения и вдруг по громкой связи раздался его приказ: «Срочно всем на выезд! Горит танкер на Волге!». Это был спецобъект. Огонь вырывался из трюма, пожар тушили человек 30. Через полчаса полковник Виктор Павлович Рогов, убедившись в бесполезности применения воды, отдал команду тушить пожар пеной. Каждый должен был взять рукав-линию и приблизиться к танкеру. И вдруг раздался взрыв, поднялся сильный ветер, был зной, меня бросило волной на крутой берег, спина горела, зной был невыносимый...

Я полз по щебенке, обрывая руки. «Кто же был на танкере?» – подумал я в тот момент, оглянулся, и мгновенно подсчитал, что там осталось 28 человек. Но после взрыва их уже не было в живых. Самого полковника Рогова, который стоял на мостке, сбросило в воду.

Итак, в тот момент на моих глазах погибли ровесники-курсанты, погиб и капитан Пьянков. Только когда приехали домой, осознали происшедшее. Позднее поставили памятник в память о погибших в старом здании Управления пожарной охраны Нижнего Новгорода, что у площади Лядова.

А смешной случай? – Нет, уж извините, на пожаре ничего смешного быть не может. Это ведь не шутки, здесь всегда риск, игра с огнем проходит на грани борьбы жизни и смерти…

– Что такое «чувство локтя» у пожарных? В чем суть психологии? Кто принципиально негоден для такой работы?

– Многие, приходящие в пожарное дело, особо не думают об этом сначала. Таким был и я. А ведь кто-то идет в рядовые, потому что ему нужно 2 суток для домашних огородных работ, а городским – если просто нравится. Кому нет – сами уходят.

«Чувство локтя» у пожарных – неотъемлемая часть всей профессии. Без этого невозможно, работа всегда идет в команде и это даже не солидарность спортсменов, стремящихся к победе – речь идет, опять-таки скажу как есть, между жизнью и смертью. Быть может, подобная командная слаженность и поддержка нужны врачам при сложных операциях, когда ежесекундно идет борьба за жизнь человека.

А негоден для таких дел тот, кто боится, кто несобран, неспортивен, кто стоит только за самого себя и неспособен к дружной общей работе. Такие, скажу прямо, быстро сами из числа пожарных отсеиваются.

– А что бы Вы сказали мальчикам, которые, как и многие ровесники в их возрасте, мечтают «стать пожарниками»?

– Если уверены, что мечта такая не просто временная игрушка – дерзайте! Во многих городах, в нашем Арзамасе, например, открыты Клубы юных пожарных, при многих школах действуют добровольные дружины – там обучаются многие мальчишки и девчонки.

Кстати, сегодня мы не можем сказать, что нашей профессией увлечены только мальчики – есть немало активных и очень успешных девочек. Некоторые из них впоследствии становятся профессионалами.

Ваши мечты – в ваших руках, ребята!

– Что для Вас семья, жена, дети?

– До 8 лет меня воспитывала бабушка и мама. Они дали мне первые слова молитвы, так что с самых ранних пор я духом был предан Вере – эта духовная основа была заложена еще тогда и оказалась очень крепкой. Конечно, впоследствии надо было бы изучать Коран, историю Ислама, развиваться… – но разве в советское время такое было возможным? Нет, конечно. Наоборот, официальная пропаганда выветривала все национальное из людей и тем более все религиозное.

Так что, поскольку мы с матерью потом жили в Белоруссии, и там не было общения с татарским народом, многие навыки, полученные мною в подлинно татарском детстве, ушли надолго в тень. Но, поскольку они были впитаны с молоком матери, сейчас ожили и помогают мне.

Это драгоценное наследство я стремлюсь передать и моим детям, теперь уже и внукам. Для татар вообще, для мусульман в особенности, семья – святая святых. Это опора, над укреплением и благополучием которой надо трудиться всю жизнь. Я семейно счастливый человек и готов присоединиться к тем первым словам, с которых открывается роман Льва Толстого «Анна Каренина»: «все счастливые семьи счастливы одинаково, а все несчастливые несчастливы по-своему…»

Огромное для меня удовлетворение, что крепкие семьи создали мои дочь и сын. Хвала Аллаху!

– Что значат для Вас вера, родной татарский народ? И как их возродить сейчас?

– Самая заметная тенденция сегодня в татарском народе (впрочем, не только в татарском, но и у всех остальных) – угасание деревень, размывание старинного патриархального образа жизни. Да, из деревень люди уходят, национальные традиции теряются при жизни в больших городах, а вот Вера останется. Теперь даже русские приходят в Ислам. У людей впервые в истории России появилась свобода выбора, свобода совести – никто не принуждает никого быть верующим или же неверующим, следовать той или иной религии. Это очень благоприятно для осознанного избрания своего пути, сказано ведь в Коране: «В религии нет принуждения». За Ислам нет беспокойства.

А нация? Сейчас очень трудный период для татарского народа, и предсказать будущее тоже очень трудно. Сколько было безумно тяжелых испытаний! Чего только мы не пережили: гонения от Ивана Грозного, атеистическую революцию 1917 года, сталинские репрессии…

А вот центром развития и возрождения татар всего мира может стать Казань. Это наша историческая опора, и там есть на что опираться. То движение за возрождение мишар, как полноправной части большой татарской семьи, которое ведут сейчас наши хазраты – Умар Идрисов и Дамир Мухетдинов – благородное и крайне важное дело. Уже положено хорошее начало, есть растущая молодежь. Сначала совсем не было интеллигенции, все делалось наспех, культуры не было. Помню, на первых маршах плясали чеченцы…

А как без интеллигенции поднять народ? За год-два эту проблему не решишь. Кроме того, надо делать литературу для простых людей, детские программы. У молодого лидера и ученого Дамира очень большой потенциал, я восхищаюсь им и всячески поддерживаю. Мой сын Марат – его ближайший сподвижник.

Думаю, сейчас надо терпеливо отвоевывать участки, усиленно заниматься подготовкой кадров. Ведь мало только издать книги, надо, чтобы была человеческая база – люди, которые их читают и воплощают идеи из этих книг. Вот за последние 20 лет Русская Православная Церковь и купола золотила, и кадры готовила – а мы, мусульмане?.. Боюсь, что нам надо сознаться – мы многое упустили из возможностей, данных свыше за прошедшие годы. Надо наверстывать упущенное.

И все же в целом, я рад – работа кипит! Пусть медленно и не так, как нам быстро хочется, но новое, свежее и духовно светлое пробивает себе дорогу.

– Ваш сын Марат, как Вы с гордостью отметили – близкий соратник Дамира Мухетдинова. Многие программы просто немыслимы без него. Как Вы относитесь к тому, что Ваш сын, получив экономическое образование, тратит немало сил и средств, поддерживая сугубо гуманитарные и духовные проекты ДУМНО – Духовного управления мусульман Нижегородской области? Вряд ли они приносят прибыль, скорее наоборот…

– Мой сын – это я сам. И я им горжусь. Знаю, что коммерческая отдача от гуманитарных проектов малая, или вовсе ее нет. Но ведь не в этом суть! Здесь надо думать не о прибыли земной, а о духовном росте в условиях, когда многие бездействуют, формально числясь татарами или мусульманами. По большому счету, бездействует даже Казань с ее несравнимыми ресурсами, а усилия Марата и Дамира просто похвальны. Налицо многие успехи, которые сразу и не перечислить…

В их конкретные дела я не вхожу, пусть сами все решают. При всей своей молодости, они уже сложившиеся бизнесмены. Аллах да поможет им в их благих начинаниях!

Еще хочется сказать о Марате, о его росте и особенностях характера. Он ведь вырос здесь, в Арзамасе, окончил арзамасский филиал Нижегородского политехнического института, специальность – менеджмент в экономике. Но не остановился на этом. Продолжает осваивать новое, открыл филиал нашей фирмы сначала в Нижнем Новгороде и тем самым закрепился на рынке области, а теперь уже открыл и филиал, офис в Москве. Признаться, я даже и не думал об этом, о таких широких перспективах и развитии.

– А что нужно, чтобы вырастить достойного сына?

– По большому счету, не знаю – ну как я могу дать рецепты в такой огромной и сложной жизни, где все ведомо лишь Аллаху! И все же предполагаю, что для этого нужны особый шанс, везение, гены, родовые корни. Внешне мой старший сын Марат походит на маму, а вот то, что он стал строгим руководителем – явно от меня! Но он меня удивляет тем, что гораздо быстрее и эффективнее меня входит в контакт с людьми, с самыми разными, вызывает доверие, быстро устанавливает доверительные деловые отношения – настоящий менеджер!

Детям каждый из нас должен, конечно же, обеспечить уютную и надежную среду в семье, дать образование по высшему разряду, поддержать во всех добрых и благородных начинаниях – любить, наконец! И тогда все это, нами наработанное, отдать на волю Божию. В конечном счете, решает все Он и только Он!

– А будет ли в Арзамасе мечеть?

– Опять отвечу такими же словами – на все воля Всевышнего! Конечно, здесь у нас живет немало мусульман, как татар, так и узбеков, людей разных национальностей. И, конечно, в современной демократической России вполне благоприятно могут развиваться все духовные традиции наших народов. И конечно же – во взаимоуважении друг к другу и в общих гражданских делах.

В древности Арзамас и его окрестности были землями мордвы-эрьзя (откуда и пошло название города – эрьзя, Арза-мас). Они были язычниками. Потом здесь в Средневековье селились и татары-мусульмане, и русские-православные. Сейчас идет мощное православное возрождение: реставрируются прекрасные храмы, которые скоро придадут Арзамасу большую туристскую привлекательность, здесь родился и жил видный деятель Православия, будущий Патриарх Московский и всея Руси Сергий (Страгородский) – ему хотят посвятить музей. У нас уже действуют воскресные школы и женский монастырь. Есть в городе и община старообрядцев.

Должен признать – в порядке самокритики – что мы, мусульмане, все еще отстаем от своих собратьев-православных. Собираемся мы еженедельно в пятницу на джума-намаз, а мусульманскую организацию зарегистрировали лишь в 2006 году. Самые активные – узбеки. Для общей молитвы и чтения хутбы (пятничной проповеди) к нам приезжает из Дзержинска наш брат-татарин, имам Мансур-хазрат Хусяинов. Ему сейчас около 50 лет, думаем о том, как развить уже имеющуюся основу.

Конечно, Вы правы: такому городу, с такой историей и с таким интересным развитием, как Арзамас, уже пора иметь свою мечеть, современную, с достойной инфраструктурой. Надеюсь, что развитию нашей общины помогут такие замечательные и успешные деятели Ислама, как руководители нашего ДУМНО – Духовного управления мусульман Нижегородской области: Умар-хазрат Идрисов, Гаяз-хазрат Закиров, Дамир-хазарат Мухетдинов. Кстати, Гаяз-хазрат (и это особо мне приятно) сам родом из села Ишеево, откуда ведет род и моя мать.

Вот мы с Вами рассуждали уже о понятии «малой родины». Подводя итог, я бы так сказал: мы – татары Нижегородчины, вот это и есть наша родная земля, где веками жили наши предки. Этой земле мы и отдаем все наши лучшие силы. И любим ее!

– Давайте посмотрим на это с другой стороны. Вы детство провели на Нижегородчине и в Беларуси, учились в Иваново и в Москве, профессиональную карьеру стали делать сначала в Дзержинске, затем в Арзамасе. Теперь уже филиалы Вашей фирмы действуют и в Нижнем, и в Москве. Очевидно, у Вас возникали мысли: при таких новых возможностях можно перебраться или в Нижний Новгород, или даже в Москву? Вас ведь не испугать переменами и переездами, и средства есть?

>– Испугать переменами или переездами меня, конечно же, невозможно. Не в этом дело. Переехать из Арзамаса?.. Знаете ли, я уже здесь якорь бросил, здесь я «с нуля» ставил свое дело, полгода подбирал и обучал людей, сейчас по сути начат новый завод… Как я могу оставить такие заделы? И зачем? Уехать из Арзамаса – значит забросить все начатое.

Этот город, действительно, стал теперь моей «малой родиной». Здесь все привычно, все знакомо. К тому же подрастает внук Руслан, он теперь 9 класс заканчивает – так вот, надо и его подымать, помочь в учебе. Скорее всего, он тоже выберет инженерно-техническое направление.

Понимаете ли Вы, что значит – поставить на ноги новое дело? Мы начинали с самого простого: научились изготавливать багры и ломы, железные ящики для пожарного дела. Потом добавили к ним более сложные изделия – так и развиваемся, поэтапно, шаг за шагом. И делаем это с душой!

При этом изучаем рынок, новые технологии, учимся у опытных, следим за конкурентами, расширяем и свой ассортимент, и рынок сбыта. Поверьте: это полностью захватывает. И еще: работая в производстве, нельзя забывать о людях. Нужно следить, чтобы всем было у нас комфортно: и по заработкам, и по социальным условиям…

Нет, Арзамас – это теперь мой родной город и никуда я уезжать не собираюсь!

Еще вот что скажу, чуть забегая в мыслях вперед. Собираю уже много лет значки, посвященные пожарной истории, технике, разным организациям. Многие друзья и коллеги пополняют мою коллекцию, которая уже сейчас (я уверен) стала одной из крупнейших в России по этой тематике. Собираю еще и разные наши профессиональные предметы: каски, бляхи, орудия тушения. Кто знает, может, со временем сможем создать в Арзамасе свой музей пожарного дела? Говорят ведь, что была здесь в старину каланча, у памятника Ленину в центре города, есть фотографии старой пожарной станции 1920-30 годов…

И еще, знаете ли, о чем хочется сказать в ответ на Ваши вопросы. Мы в Арзамасе хорошо помним Пушкина – ведь он ходил по улицам нашего города, не так далеко отсюда было его родовое имение Большое Болдино. Поэт любил и знал историю. Он собирал материалы по истории Пугачева, он не мог не слышать о том, что происходило при Разине вокруг Арзамаса, про Олену Арзамасскую-Темниковскую. Несомненно, он именно в Болдино возвращался к мыслям об истории собственного рода и ощущал себя звеном в длинной цепи сменявших друг друга поколений. И теперь мы вслед за ним повторяем классические стихи, в которые вложены глубочайшие чувства и мысли. Я Вам напомню о них, произнося уже как бы от себя:

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

– Есть ли среди Ваших друзей, соратников по работе – на кого равняться молодежи? Некий пример и ориентир?

– Я назову одно имя – это Иван Петрович Скляров. Мне довелось с ним работать в Арзамасе и для меня он стал примером настоящего мужчины, профессионала, гражданина и патриота. Замечательно, что память о нем хранят многие арзамасцы, а в 11-ом микрорайоне в 2008 году открыт музей его имени.

– А чтобы Вы сейчас сделали, если бы Вам было не 60, а 16 лет?

– А все то же самое, что и делал тогда. Я удовлетворен сделанным, прошедшим – я люблю свое время и всегда шел с ним в ногу!

Текст и фото – Джаннат Сергей Маркус

Ссылки по теме:

В Арзамасе открылся Музей 11 микрорайона, посвященный преодолению трагедии 4 июня 1988 года

Умар-хазрат Идрисов – 4 июня 1988 года в Арзамасе наш единоверец проявил себя как истинный патриот и мусульманин!

В Арзамасе забыли своего героя-орденоносца!

Марат Айдагулов – Российские вакфы: общемусульманская традиция и региональный срез развития

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.