ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
21-10-08 Шейх Умар Идрисов: «Надо меняться, чутко слушая время»

Умар-хазрат ИдрисовКак уже сообщалось, заявку на перевыборах председателя ДУМНО, которые намечены на 2 ноября во время съезда ДУМНО, подал только один кандидат — имам Дзержинска Гаяз Закиров, а прослуживший уже 3 срока на этом посту шейх Умар Идрисов не выразил желания стать еще раз кандидатом. За разъяснением такой позиции мы обратились к уважаемому лидеру нижегородских мусульман.

— Умар-хазрат, позвольте сразу ряд недоуменных вопросов и размышлений. Как понять, что Вы в расцвете сил и на подъеме всех Ваших возможностей вдруг передаете руль управления ДУМНО другому человеку? Напрашивается, конечно, аналогия с президентом Путиным, который имел прекрасный рейтинг и доверие большинства россиян, однако, ушел с поста, уступив его Медведеву, после выборов, естественно. А вот в иных духовных управлениях мусульман России — кадровый застой, по 15 лет нет ротации кадров. Как развиваться умме XXI века с людьми, живущими в реалиях прошлого? К тому же такой «перегрев кадров» приводит к ситуации, когда вновь заступающие на пост нередко начинают с резкого отрицания всего, что делал предшественник…

— Я в принципе уверен, что пост руководителя как раз надо покидать именно в расцвете сил и на пике расцвета организации — чтобы следующему поколению передать самое лучшее, чтобы можно было развивать созданное далее. И наоборот, плохо оставлять пост, когда все разбито, разлажено, куча проблем, идейный разброд и пустая касса!

А кому я передаю эстафету, конечно, очень важно. Гаяз Салихович Закиров, подавший заявление на пост председателя ДУМНО, — человек не случайный. Он мой давний единомышленник, многие годы проработавший как первый заместитель председателя ДУМНО, знающий нашу работу изнутри. Одним словом, это моя правая рука с момента основания ДУМНО.

Он в Нижегородской области известен как яркий оратор, прекрасный имам. Чего стоит его организаторская деятельность в Дзержинске, где его усилиями появилась Соборная мечеть, а теперь строится и вторая. А его работа в качестве председателя (вот уже переизбранного на второй срок после пяти лет успешной деятельности!) Совета РНКАТНО — Региональной национально-культурной автономии татар Нижегородской области? А знаменитые на всю область Сабантуи, проведенные им? Создание регионального отделения татарской общественной организации «Туган як» в Дзержинске? Учреждение новой газеты на татарском языке «Мишар донъясы», выходящей в печатном и электронном виде, создание Интернет-сайта Нижгар.Ру, проведение круглых столов, конференций… И многое другое можно добавить.

Кратко говоря, на пост председателя ДУМНО приходит человек с большим опытом, прекрасными внутренними и внешними данными, широко известный всем мусульманам нашей области, хороший управленец с хорошим образованием, добрый и надежный мусульманин. Вот почему я обращаюсь ко всем нашим братьям и сестрам, к руководителям местных религиозных организаций — с призывом поддержать моего единомышленника, утвердить его кандидатуру на пост председателя нашего Духовного управления!

А ваш пример с Путиным — Медведевым, вне сомнения, уместен. Они для нас, не побоюсь сказать, прекрасные учителя — их пример продуктивен. Они показали в XXI веке, что такое настоящая демократия и каковой должна быть динамичная ротация кадров. Я, признаться, тоже никогда не хотел занимать этот пост пожизненно, чтобы меня выносили отсюда ногами вперед, чтобы ругала молодежь за «сделанное и несделанное», за «клановость и приватизацию» (увы, таких отрицательных примеров вокруг нас немало и в ДУМах, и в национальных республиках!). Кстати, нас с Закировым не объединяет ничего, кроме поклонения Единому Господу, служения людям, служения нашей Отчизне — он ведь даже из иного города и мы не родственники.

Но для меня все-таки на первом месте стоит духовный пример. Давайте вспомним, как поступал при решении вопросов наследования или передачи власти наш Пророк Мухаммад, мир ему, и как он завещал нам вести себя в таких случаях. Покидая земной мир в расцвете сил в возрасте 63 лет по мусульманскому летоисчислению, он указал на лучшего — на Абу Бакра. Ведь этот человек столько лет был рядом с ним и делил все невзгоды и все победы! По сути, Пророк воспитал целую плеяду возможных преемников, и они-то потом возглавили правоверных. Вспомним Умара, Усмана, наконец, бывшего совсем молодым при Пророке Али, да будет доволен ими Аллах!

Одним словом, я рад, что завершил свою работу в качестве председателя ДУМНО и с уверенностью передаю его руль в надежные руки!

— Однако волнует вопрос о квалификации Вашего преемника. Не имея богословского образования, которое есть у Вас, справится ли Закиров с вопросами, которые решали Вы и с новыми реалиями, с которыми встретится он?

— Образование Гаяза-хазрата вполне достаточное. Это недавно оконченное заочное отделение нашего медресе «Махинур», постоянное самообразование — чтение исламской литературы, общение с учеными-исламоведами. Напомню, что не все наши «муфтии РФ», несмотря на масштабность звания, несмотря на известность, имеют высшее исламское образование. И все-таки мы сейчас выбираем не муфтия Духовного управления, а председателя — раис аль-идара — управленца, менеджера Духовного управления.

А главный имам — это должность председателя Совета улемов. Есть аксакал, богослов и есть управленец, где средней профессиональной квалификации достаточно. Больше скажу. Недавно Гаяз-хазрат мне заявил: «Быстрее бы открылся Нижегородский исламский институт имени Фаизханова!» Я спросил: «Зачем он тебе? Сына хочешь устроить?» — «Нет, сам хочу учиться!»

Праведные халифы, святые люди, которые пришли к Исламу тоже не в юном возрасте, не стыдились учиться. А в настоящее время мы вообще не в состоянии быть энциклопедистами в вопросах шариата, поэтому нужен коллективный разум, коим и станет Совет улемов, куда войдут наиболее образованные имамы и специалисты, чтобы принимать решения.

— У ряда наблюдателей, включая известного российского «картографа-исламоведа» Романа Силантьева, было мнение, что Вашим преемником станет, причем не обязательно по Вашей воле, Дамир Мухетдинов, который имеет и богословское образование, полученное в Саудовской Аравии, и весомый менеджерский опыт. Почему же не он, а Закиров идет в председатели ДУМНО?

— Во-первых, великому «картографу-исламоведу» я уже однажды ответил по поводу своего любимого ученика Мухетдинова, что Дамир-хазрат никогда не собирался баллотироваться на этот пост.

Что касается этой ситуации, то она щекотлива только для тех пиар-агентств, которые из всего хотят делать сенсации. Пусть они разочаруются. Когда Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, указал на преемника Абу Бакра, который был моложе Посланника Аллаха всего лишь на два года, пришли молодые сильные мусульмане и стали подстрекать молодого тогда Али выставить свою кандидатуру, клянясь оказать военную и финансовую поддержку. Но Аллах оградил Али от принятия неверного решения. Для меня важно, чтобы была преемственность поколений, потому что дела мусульман нужно вверять в руки умудренных людей.

Кто знает, может быть, со временем и Дамир-хазрат подойдет к этому рубежу — тут еще раз стоит вспомнить Али, который со временем стал халифом.

— А куда же уходите Вы — в таком энергичном состоянии? Вот еще приходит на ум пример. Не успел Чубайс покинуть возглавляемое им РАО «ЕЭС», прошло четыре месяца — и он не усидел «на пенсии». Стал теперь главой прорывного для современной цивилизации направления — в нанотехнологии.

— Пост главы ДУМНО, повторю еще раз — не пожизненный. Но призвание муллы, имама, как духовное — именно пожизненное!

Конечно, я не пойду сейчас на пенсию, ведь мне 1 января 2009 года исполнится лишь 55 лет, а по Конституции буду как минимум до 60 лет, трудиться. И мне хочется сделать что-то полезное и новое.

Мусульмане нашей области поддержали идею создания Совета улемов ДУМНО — мне хотелось бы возглавить его и больше времени посвятить наукам и богословию, углубиться в исламские знания, собрать разрозненную молодежь. Когда мы, «бухарские имамы», учились в Бухаре и Ташкенте еще в советское время, то были едины во многом и с единой идейно-образовательной базой — ханафитским мазхабом и накшбандийским тарикатом. Мы жили в едином Советском Союзе и были действительно единомышленниками.

Теперь же кого только нет у нас в России — люди ведь учились в разных концах света, в странах с различными духовными школами Ислама! Согласитесь, что по-разному видят многие явления жизни выпускники из Саудовской Аравии или Турции, из Пакистана и Малайзии, а растет еще число мигрантов, среди них шииты, например, из Азербайджана. Они несут с собой и разные знания, и другие адаты (обычаи), и подчас неумение согласовать их с нашей реальностью.

Вот здесь-то и надо работать! Теперь, уже убеленный сединой и опытом, я могу стать своего рода посредником в этих многочисленных спорах, арбитром, призывающим к миру и взаимопониманию, организатором-аксакалом, собирающим силы наших экспертов и знатоков.

В дальнейшем, на базе созданного нами и проводимого вот уже четыре года подряд Всероссийского мусульманского форума, надо собрать исламскую интеллектуальную элиту, помочь ей, сплотить для решения конкретных задач нашей уммы, в диалоге с гражданским обществом и в партнерстве с государством. Эту работу надо провести уже в масштабах всей страны. А страна наша, напомню, часть огромной евразийской цивилизации. Вот всю оставшуюся мне жизнь хочу посвятить объединению лучших сил, лучших умов нашей уммы!

Наконец, под рукой у меня и не столь масштабный проект, который начат и должен быть завершен. Это Центр мусульманской культуры Нижегородской области. В его основание мы заложили камень вместе с губернатором Валерием Шанцевым, посланниками мусульманских государств — и не могу же я бросить эту стройку! Так что впереди большая работа над запуском этого Центра. Я не имею права оставить бездну проблем этого начинания на Гаяза-хазрата.

Тут будет объединение того, что арабы называют словом «маданийа» — культура и цивилизация одновременно. В нашем случае — Совет улемов и Культурный центр воедино!

— Как вам удалось за годы создания и управления ДУМНО избежать двух опасностей, которых не удалось избежать никому из руководителей региональных духовных управлений мусульман на территории постсоветских государств, а именно: создания альтернативных структур на своей территории, и второе: появления экстремистских группировок и соответственно столкновений и судебных разбирательств?

— Здесь есть объективные и субъективные причины. Самое главное — охранение Всевышним нашего Духовного управления, потому что в итоге все вершится не благодаря нашему уму, нашей строптивости, хитрости или мудрости, а благодаря милости Творца. Аллах пожелал, чтобы на нашей нижегородской земле было именно так — царили мир и процветание.

А вот видимы глазу объективные причины: Горький, он же позднее Нижний Новгород, долгое время был закрытым городом, с военной и полувоенной промышленностью, и поэтому проникновение на его территорию иностранных сил и влияний — арабских, турецких, иранских и прочих западных американских, израильских — было исключено. Коль это было добрым исключением, было меньше соблазна поддаться какому-либо одному влиянию.

А когда с отменой статуса закрытого города у нас появились гости, представители арабских нефтяных держав и наши братья, представлявшие крупные турецкие организации — они заявили, что готовы построить нам и мечети, и медресе. Но я, прежде чем говорить дальше, всегда задавал один вопрос: «Каковы ваши условия?» И когда в ответ слышал: «Пусть наш имам стоит во главе этой организации», то всегда отказывал. Еще в светлом Узбекистане, где меня обучали в Бухаре, в голове звучала старая добрая пословица: «В квартале хромых принято прихрамывать» или «В чужой монастырь со своим уставом не ходят». Поэтому мне было непонятно: если пришли наши братья-единоверцы, которые хотят помочь нам в распространении Ислама, чтобы мы, отсталые и невежественные, вспомнили наконец свои корни, то зачем тогда директор-араб, не говорящий по-русски, по-татарски, или турок с его менталитетом, воззрением, или иранец, мыслящий по-другому, чем мы? И поэтому, учитывая, возможно, мое непонимание чего-то (но и милость Всевышнего!), иностранным силам не удалось проникнуть к нам и расчленить наше единое духовное пространство.

К тому же нижегородские мусульмане не были подвержены делению на разные муфтияты. Важно, что рядом оказались такие люди, как Гаяз Закиров, который, как мой старый партийный друг, помнил общее направление нашей организации, и всегда меня поддерживал. Хотя я знаю, что были люди, которые подстрекали и, возможно, хотели его готовить раньше времени на пост председателя. Он на эти уловки не поддался и во всем поддерживал меня. То же самое хотел бы сказать и про ту мусульманскую молодежь, которая сейчас стала уже «уважаемыми хазратами», — они ведь тратили свою энергию не на склоки и раздоры, а на созидание. Поэтому мы сохранили единое Духовное управление мусульман Нижегородской области.

Когда некоторые особо образованные «исламоведы» все пытаются на меня повесить ярлык муфтия (несмотря на то что везде говорю, что я не муфтий!), вспоминаю изречение Святого Пророка Мухаммада, мир ему: «Если кто-либо даст фетву, не имея на то знания, то пускай приготовит себе место в аду». Для себя перевожу эти слова так: «Если муфтий, руководящий регионом, принимает фетвы для мусульман не для их блага, то Господь лишает его разума, сбивает с прямого пути и вся умма, вынужденная ему следовать, погружается в невежество».

Альхамдулиллях, меня всегда окружали добрые, мудрые, целеустремленные люди! А я всего лишь председатель Духовного управления.

— При создании федеральных округов центром Поволжского федерального округа стала не историческая Казань, не по-своему историческая для мусульман Уфа, а Нижний Новгород, где мусульман проживает минимальный процент по отношению к общему населению. Общеизвестно, что Ваши взаимоотношения с руководством ПФО не всегда были гладкими. Вы странным образом всегда отстаивали свою позицию, не были никогда льстецом перед властями — и в то же время не попали в категорию «персона нон грата», экстремистов или тех, с кем нельзя вести диалог. Как Вы выстроили взаимоотношения в такой важной для государства современной России точке силы, как столица ПФО?

— На этот вопрос нетрудно ответить. Есть понятие автохтонного населения. У людей, проживающих рядом, веками создается и уже через гены передается прививка. У нас прививка на многоконфессиональное, многоэтническое общество, коим является Нижегородчина. И как же мне жить здесь иначе, коли мои предки поселились на нижегородской земле уже тысячу лет назад! К тому же мы знаем, что на месте нынешнего Нижнего Новгорода был Ибрахим шахар — Ибрагимов городок, а на месте Сарова был старинный Сараклыч, в Арзамасе проживали служилые татары и мордва-эрьзя. Татары и сейчас продолжают жить и в Сергаче, и в других городах, компактно — в селах Краснооктябрьского, Пильнинского, Сергачского, Спасского районов области.

Это все способствует тому, что мы ощущаем и свою правопреемственность, и свою автохтонность — одним словом, мы не можем быть тут разрушителями, потому что мы не попутчики этого государства, этого региона и даже не соседи — мы его сыны. А сын своего региона не может подпалить дом, в котором живет. Как говорит наш добрый друг профессор ННГУ Олег Алексеевич Колобов, «нельзя кидаться камнями в стеклянном доме».

И когда приходят новые губернаторы — а я пересидел уже пять губернаторов, шесть мэров, трех полпредов! — я чувствую себя спокойно и раскованно. Я лично в этом мире живу временно (такова воля Всевышнего) — но на этой земле я не временщик, а имею исторические корни: здесь жили мои предки, жил и живу я, и мои дети будут здесь жить. Возможно, именно в этом кроется суть проблемы.

Есть недопонимание и с представителями Нижегородской епархии Русской Православной церкви, хотя архиепископа Георгия я считаю другом и братом по монотеистической вере нашего праотца Авраама-Ибрахима. Когда приходят трудности, я вспоминаю своего наставника и духовного учителя митрополита Николая (царствие ему небесное!), вспоминаю моего любимейшего Ивана Петровича Склярова, который построил мусульманам мечеть (и не одну!), помог отремонтировать нашу Соборную мечеть, вспоминаю многих коренных нижегородцев, которые с молоком матери впитали дух нашего края. Да, мы все выросли в одной песочнице! А когда приходит ко мне Эдуард Михайлович Чапрак, глава иудейской общины, мы часто говорим по-татарски, потому что он вырос в одном квартале с нижегородскими татарами!

Есть непонимание с теми, кто пользуется иным языком. Не отработан понятийный аппарат с теми людьми, которые здесь исторически не проживали. Я уверен, что нужно время. Время показало, что уважаемый наш полпред Александр Коновалов наладил конструктивный диалог с нами, и мы часто встречались, обсуждая общие проблемы. Время меняет всех и вся — не меняются ведь только дураки и покойники... Все изначально хорошие люди со временем меняют негатив на позитив.

Нижний Новгород волею Господа стал центром ПФО, и хоть здесь самое малое число живет мусульман (особенно в сравнении с некоторыми республиками, где их миллионы, но мусульмане здесь являются самой действенной и мобильной, активной силой современного развивающегося общества.

А когда сами мусульмане слишком часто начинают стонать — «вот нас притесняют, а вот это у нас так плохо!» — я призываю смотреть на самих себя. Как Пророк Мухаммад, мир, говорил об этом: «Какими вы будете сами, такими будут и ваши правители (имамы, руководители)!» Мы достойны того, чего мы достойны.

— Ваша деятельность в ДУМНО пришлась на переходный период — в политике от социализма к демократии, в экономике — от планового госхозяйства к рыночным отношениям. Весь народ прошел через испытания дефолтом, где-то даже через карточную систему. При этом Вы заявляете, что всегда отметали предложения иностранных мусульманских миссий, которые выставляли в обмен на помощь определенные идеологические требования.

Как же удалось построить 60 мечетей, обеспечить заработками имамов, учредить медресе и мектебе, даже основать Издательский дом «Медина» и Нижегородский исламский институт им. Х. Фаизханова? Более того, Вы утверждаете, что теперь руководство ДУМНО и большинство имамов владеют автомобилями на средства Фонда имени имама Абу-Ханифы. Как все это удалось сделать в такое время испытаний? И в дополнение — вопрос о перспективе: что надо сделать для возрождения вакфов?

—В дни священного Рамадана, еще раз перечитывая Священный Коран, я лишний раз убедился, насколько важно перечитывать его и углубляться в сказанное! Там сказано, к примеру: «Кто боится Господа, того Господь выведет из любых трудностей!» Итак, из голода-холода, из любого кризиса или фитны, Он выведет нас, если у нас имеется хоть капля «таква» — богобоязненности. Всевышний ведь говорит, согласно хадису кудси: «Только вы сделаете шаг ко Мне, и Я пойду к вам быстрыми шагами, только ускорите шаг ко Мне и Я побегу к вам! И Я стану вашими руками, вашими глазами» Вот такова милость Его и скорость Его реакции на наше движение. Такова Его отзывчивость.

Потому, несмотря на дефолт и все прочие испытания прошедших лет, всегда находились открытые сердцем мусульмане, жертвовавшие и на строительство мечетей, и понимающие ценность образования, и важность благотворения между людьми. Более того, до сих пор у нас в Нижегородской области с 1988 года не закончился строительный бум. Напомню: строятся мечети в Дзержинске и на Бору, планируется строительство мечетей в Арзамасе и Кстово, заложен камень Центра исламской культуры в Нижнем, а недавно открыли новые мечети в селе Уразовка, планируем открыть в селе Анды Сергачского района. Значит, всегда были и будут люди, уповающие во всех своих делах на Аллаха — и Господь не оставит их без Своей помощи.

Мы при этом осознаем, что нельзя жить с протянутой рукой, как попрошайки. Вот Пророк учит нас, что ставший на дорогу попрошайничества — открыл себе дорогу к неверию, к куфру! Но тот, кто уповает на Бога и трудится — получает награду. Невежествен тот человек, кто говорит, что это он сам источник пропитания — нет, Аллах нам говорит: «Это Мы вас пропитаем, а вы должны уповать и трудиться!»

Так что это вовсе не я такой умный и талантливый Идрисов — нашел вот средства и всем машины раздаю! — нет, это народ наш такой, это вера такая у него. Так что воздадим хвалу нашему мусульманскому народу, который не дома себе огромные начал строить — а дома Аллаха, мечети для молитвы. Не «Мерседесы» себе покупать, а первое, что сделали нижегородские татары в самые тяжелые переходные 1990-е годы — стали мечети строить!

Вот у нас есть древний аул Сафаджай, где теперь стоят пять мечетей каменных. А есть где по три мечети. Поезжайте и посмотрите в сравнении, как живут рядом русские да мордовские деревни — и тут же татарские. Хотя бы в Кочко-Пожарки. Вроде бы такие же самые люди, две руки и две ноги на тех же местах. Но вот почему наши татарские деревни буквально благоухают и расцветают, а рядом за километр от них, — нищета и развал?.. Я заметил, что нет ни одной татарской деревни на Нижегородчине без мечети, а вот, к сожалению, такого не скажешь про села с иным населением.

Спасибо всем татарам! Но особо хочу отметить Ряшида Баязитова, который строил не только мечети и медресе в области и в России, но помогал возводить синагоги и церкви, в Сергаче, к примеру. А Фаиз Гильманов свои первые крупные заработки в Москве потратил на создание подлинной жемчужины — комплекса в Медянах с мечетью и музеем, библиотекой и больницей, детским садом и поликлиникой. Вот это настоящие продолжатели великого нашего предшественника Ахмет бая Хусаинова (да будет милостив к нему Всевышний!), который после смерти завещал более 500 тысяч рублей на дело мусульманских медресе (по дореволюционным меркам это гигантская сумма!).

Быть может, не все еще деловые люди сегодня наелись и тратят заработанное только на себя — они не понимают, что таким образом лишаются милостей Господа. Но мы молимся и о них — об их вразумлении. Ведь всего не заработаешь и тем более не унесешь с собой. Да, это очень важно — молиться о них, дабы они осознали, обрели веру и смогли при жизни как можно лучше поклоняться Богу, служа людям, своей Отчизне!

Для этого, несомненно, надо создавать инфраструктуру — вакфы. Задуманный нами Центр исламской культуры будет вмещать не только помещения для культурно-просветительской работы, но и халяль-предприятия: кафе, магазин, кабинет стоматологии, типографию и так далее.

Если правильно выстроить бизнес и, в частности, вакфы по-исламски, то уверен: новое поколение молодых мусульман, разбогатев, придет к тому, что поставит свой личный успех, коммерческий талант на службу своему народу и во имя Аллаха.

Кстати, вот на наших глазах сейчас разразился банковский кризис на Западе, — так самыми стойкими и даже привлекательными остались в Британии банки, ведущие работу по-исламски. Разве это не пример сочетания праведности духовной и успешности коммерческой!

— Межрелигиозный диалог, особенно между мусульманами и православными — самое актуальное именно в Поволжье. Но наблюдателю со стороны непонятен столь резкий контраст: Вы были дружны с покойным владыкой Николаем и даже посвятили ему книгу, а вот с действующим главой епархии РПЦ МП архиепископом Георгием нет диалога — почему так? Нет даже протокольно минимального общения.

— Во всех мероприятиях, где встречаемся с владыкой Георгием, мы обмениваемся добрыми словами, и молитвами, и надеждами на добрые отношения. Простой народ, однако, общается сам и без руководителей своих конфессий — это норма жизни народа. Народу не важны амбиции и недопонимания иерархов.

Скажу вам как человек, умудренный опытом и сединами, что это уже третий первосвященник после владык Николая и Евгения, — скажу, что начальники приходят и уходят, а вера остается навсегда. Помня об этом, я и сейчас стремлюсь к доброму общению с архиепископом Георгием, чтобы преемнику не оставить груз нерешенных проблем. Потому и официально, и через Интернет поздравляю его и всех православных с праздниками.

Но тут на самом деле проблема глубже — дело не в межличностных отношениях. Налицо общероссийская проблема — попытка РПЦ МП занять вновь ее дореволюционное положение. Но ведь невозможно вернуть ни старых границ, ни порядков Российской империи или СССР. Посмотрите, как мир меняется, вокруг новые процессы: миграция из исламских регионов, спад рождаемости у славян, изменения демографической картины — все это рано или поздно дает новый результат.

Так что чем раньше придет осознание того, что мусульмане, особенно российские татары не враги и не конкуренты, не оппоненты, а именно братья, соседи тем будет лучше всем. И так мы сохраним единую неделимую Россию. Нашим православным братьям по вере Аврамовой, особенно в высших эшелонах РПЦ, стоит с тактического уровня мышления перейти к стратегическому. Разве что-то дала раньше или даст в будущем попытка «через колено» сломать мусульман и приучить к иному исповеданию? Ввести Православие через СМИ, ОПК, ДНК, дискредитацию в книгах и на экране? Нет, конечно.

В противном случае мы станем свидетелями эскалации вражды в Поволжье, как это уже было на Кавказе. И тем более — известен интерес молодежи не к традиционному Исламу, а к его радикальным толкованиям — если будет развиваться только такое направление, это может привести к самым печальным последствиям! Наш регион богат и нефтеносен, здесь трубопроводы и промышленность — все это богатство вызывает зависть врагов России и они стремятся наше разнообразие использовать как детонатор для взрывных работ, а мы это разнообразие обязаны сохранить и закрепить как наше общее достояние.

Однако, нам хотелось бы сохранить с православными не просто отношения «младшего брата» или «терпимой религии», как это было при царях, но в духе XXI века — настоящие партнерские и дружески братские отношения. Этому учит мусульман Коран, к этому призывает нас и общая Конституция РФ, согласно которой все граждане равны, вне зависимости от веры и нации. России нужно реальное соработничество — не на словах, а на практике.

— В прошедшие годы Вы были не только главой ДУМНО, но также одним из лидеров национального возрождения татар. Как в дальнейшем будете реализовать эту миссию? И сохранит ли Гаяз Закиров за собой должность руководителя РНКАТНО? Кстати, как с уменьшением татарского населения в Нижегородской области и усилением миграции с Юга сложится мусульманское сообщество региона?

— Да я татарин и этим горжусь. Это великий народ, который построил великую евразийскую цивилизацию от Черного моря до Тихого океана, объединил разрозненные феодальные княжества, враждовавшие между собой христианские народы и дал государственность многим племенам. Он создал так много и в искусстве и в науке! Мы гордимся именами своих академиков, генералов, наших солдат, всегда защищавших нашу Родину — от сражения на Чудском озере до недавних битв в Южной Осетии. Недаром же после Чудского сражения, когда исход битвы решила вышедшая из засады татарская конница, князь Александр Невский заявил основной вектор российской внешней политики: «Надо искать друзей на Востоке!» Я рад, что имя Александра Невского поднимается сегодня все выше и выше в общественном сознании.

А в Коране сказано: «Мы создали вас народами и племенами, дабы вы познавали друг друга». Да, Ислам наднационален, но он не против существования и развития каждой нации. Ислам ведь не унифицирует всех, как недавно пытались создать «единый советский народ».

Заслуга наших поволжских мусульман из татар в XIX и XX веках в том, что они смогли показать — и всем россиянам и даже за пределами России — что такое мусульманство новейшего времени. И богословская работа, и даже делопроизводство велось до революции не только в Поволжье, но и на Кавказе по-татарски. А Казань, как известно, была лидером книгоиздания среди всех нерусских языков, выпуская самое большое количество книг на татарском языке. Литературный тюрки тогда объединил фактически всю огромную территорию Российской империи, а ныне стран СНГ. Поэтому, когда мы говорим о татарах, то вспоминаем об их бесценном вкладе в евразийскую государственность, и это должно быть возрождено в наше время.

Татары — это исламская идентичность, европейская ментальность плюс арабо-персидские корни через исламскую традицию. Мы верим, что именно в таком сочетании качеств возможно движение мусульман вперед!

А возглавит ли Гаяз-хазрат РНКАТНО — это вопрос к нему и к тому съезду, который уполномочил его на второй срок в прошлом году. Не я его ставил и не мне заменять решения моего народа.

Что касается моего служения: думаю, личный пример, привитие молодежи любви к своему родному татарскому — вот скромный вклад, который мне по силам сделать. Моя задача — говорить проповеди по-татарски, поднимать из забвения имена и деяния славных предков, проводить конференции «Рухи мирас» для сельских учителей, джиены (соборы, сходы) в наших селах. Я всегда повторяю нашей молодежи: осознайте красоту и уникальность нашего языка, говорите, общайтесь на нем, пойте песни! Мы ведь уникальны своим двуязычием: говорим равно свободно и мыслим как по-русски, так и по-татарски, вставляем и в ту и в другую речь слова другого языка. Нам это удобно. И это обогащает работу разума.

В то же время нельзя не отметить значительные перемены в демографической картине нашей области. С 1991 года Горький перестал быть закрытым городом, и теперь здесь не доминирует, как ранее, славянское население, а число татар уменьшается (в основном за счет миграции в Москву). Нарастает число приезжающих с Юга, прежде всего из Азербайджана и Средней Азии. Перепись 2002 года показала всего лишь 50 тысяч человек татар, но вот официальной цифре азербайджанцев в 8,5 тысячи я, признаться, не верю. Или значительная часть их до сих пор не легализовалась, или статистики замалчивают их реальное количество.

Но легализация мигрантов идет, и как говорят наши братья-азербайджанцы, «Ислам победит любовью!» Я спросил их, что они под этим подразумевают. Они ответили: все очень просто — ведь мы берем в жены русских девушек и создаем здесь семьи, рождаются дети! А при этом нередко у азербайджанца и на Родине тоже есть семья и тоже дети. «У нас вторая жена — русская! И наши дети — двуязычные!» — говорят они.

Я сам вижу во многих местах такую картину — множество этнических мусульман из разных земель: на факультете международных отношений в ННГУ, на детских площадках во дворах... И добавлю: за все эти годы я не видел такого огромного числа мусульман, как в этом году на празднике Ураза-байрам. Я даже представить себе не мог, как много у нас проживает таджиков, узбеков, киргизов и представителей всего огромного евразийского пространства, о котором уже упоминал! И если ранее я в шутку говорил, что в 2020 году мы будем выбирать мэра из числа этнических мусульман, то теперь я все чаще говорю, что это, скорее всего, факт.

А когда в Нижегородском кремле воздвигали памятник князю Юрию Всеволодовичу из Владимира, как основателю города, я всех спрашивал: а сапоги-то на нем откуда, они ведь булгарские! Владимирцы-то ведь в те годы в лаптях ходили… Хотя бы рядом с князем татарчонка поставили — история ведь не такая одномерная. Но за свои годы сколько раз я был свидетелем «переписывания истории»: и сталинскую сначала переписали по-хрущевски, потом антисоветская фаза пошла сначала по-горбачевски, потом по-ельцински… Переживем и это.

Несмотря на изменения в сознании и писаниях царедворцев-летописцев, нижегородские татары как жили на этих землях, так и будут жить. Здесь могилы наших предков, здесь мы растим детей и внуков. Их зовут не Дима и не Петя, дома мы по-прежнему говорим с удовольствием на родном языке — думаю, так оно все и продолжится. Ибо это естественно. В этом — воля и предначертание Аллаха о народах земли, в том числе и о народе татарском.

— Историю, конечно, неоднократно переписывают... но история творится личностями. О ком бы Вы стали говорить как об определяющих культуру Нижегородского края? Ведь все знают Серафима Саровского, а Вы подняли из забвения имя Садека-абзи Куйсувийского, все говорили о Лобачевском, о Добролюбове, а Вы указали на значение Хусаина Фаизханова. И есть ли хоть как-то с ними соизмеримые личности среди современных татар, на которых может равняться молодежь?

— На самом деле за нас это сделал наш татарский народ. К могиле Садека-абзи последние 150 лет не зарастает народная тропа. Тысячи людей ежегодно приходят в его дом. Нижегородский исламский институт имени Хусаина Фаизханова издает труды выдающегося ученого и богослова, имя которого он носит, несмотря на то что он после смерти был предан забвению. Были и наши местные историки-краеведы, энтузиасты, которые подняли в 1990-е годы имя Фаизханова. Возможно, те, кто исследовал историю этих исторических личностей, сами не понимали масштаб этих людей.

Теперь мы осознаем масштабность Хусаина Фаизханова, Хабибуллы ишана Сафаджайского, Садека-абзи Куйсувийского. Слава Богу, история расставляет оценки и истина в итоге торжествует. Хвала всем нашим историкам, краеведам, ученым, покойному Сергею Борисовичу Сенюткину, ныне здравствующей Ольге Николаевне Сенюткиной и молодому поколению историков, которые продолжили эти добрые начинания — Айдару Хабутдинову, Дамиру Хайретдинову, Дамиру Мухетдинову.

В XIX веке было понятие «общности российских мусульман» — миллят. Очень трудно было отделить российского мусульманина от Ислама и от татарской нации. Это было едино. Татарство подразумевало Ислам, Ислам подразумевал принадлежность к татарам. В советский период люди определялись уже по другим критериям — интернационализм («мы — советские люди, служим прежде всего Советскому Союзу!»), и размытое представление об Исламе. Поэтому у нас много выдающихся светских татар, которые уникальны и масштабны в своих узких направлениях — в науке и искусствах, государственном строительстве и армии.

Нам выпало время, когда мы можем начать восстановление нашего призвания, нашей идентичности. Если же говорить языком прошлого, имея в виду тождество «татарин — мусульманин», то об этом говорить пока еще рано. Должны пройти десятилетия, прежде чем будет возрождено это понятие — традиция правопреемства поколений, исламского образования, духовного служения каждой личности.

Так что, дорогой мой собеседник, будем меняться, чутко слушая время. Ведь за покровом того, что мы зовем «временем», скрываются «аяты» — знаки, знамения Самого Аллаха.

 

Беседовал Джаннат Сергей МАРКУС

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.