ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
18-12-09 «Белые пятна в истории центральной России» - доклад председателя Совета улемов ДУМНО на международном научном семинаре в Казани

Предлагаем вашему вниманию доклад председателя Совета улемов ДУМНО, кандидата политических наук Дамира-хазрата Мухетдинова на международном научном семинаре «Оренбургское магометанское духовное собрание и духовное развитие татарского народа в последней четверти XVIII в. – начале ХХ в.», проходившем сегодня в Казани.

В 2009 году Издательский дом «Медина» выпустил в свет очередные три тома энциклопедических словарей из серии «Ислам в Российской Федерации». Они посвящены Санкт-Петербургу и российскому Северо-Западу, территории Центрально-Европейской части России, Уральскому региону. В словарях серии «Ислам в Российской Федерации» описываются наиболее значимые явления, объекты, персоналии и историография прошлого и современности Ислама и мусульман в вышеназванных регионах России.
До этого мы уже апробировали серию путем выпуска двух томов, посвященных Исламу на Нижегородчине и в Москве.
Каждый словарь представляет собой комплексное междисциплинарное исследование. К работе над серией привлекались специалисты из разных областей: археологи, этнологи, историки-архивисты, краеведы, активисты ныне действующих мусульманских общин. Отмечу, что эти издания отражают совершенно новый взгляд на многие события нашего прошлого, и их новизна состоит в их отражении современности, которую никто не изучал так скрупулезно, как наши специалисты в этих словарях.
В своем выступлении я хотел бы тезисно рассказать о некоторых, самых интересных, на мой взгляд, темах, затронутых в представляемых изданиях.
Первое крупное белое пятно, отраженное в словаре, - это эпоха хазарской государственности.
Древнейшие этапы истории Ислама и мусульман, их взаимоотношений с другими народами – славянами, угро-финнами и др., исследованы в настоящих изданиях благодаря статьям археологов. Такое масштабное привлечение специалистов из области археологии, в общем-то, само по себе является небольшой сенсацией. Дело в том, что, к сожалению, даже в соседних регионах иногда имеется весьма поверхностное представление о том, над чем конкретно работают коллеги из близлежащих областей. Археологии, пожалуй, это утверждение касается прежде всего: ведь многие памятники, даже раскопанные и изучаемые уже в течение длительного времени, до сих пор не описаны. Сказанное тем более верно относительно проблематики Ислама в России за пределами национальных республик мусульманских народов: эта тема практически никем целенаправленно не изучалась, зачастую открыто игнорировалась, и, уж тем более, не исследовалась комплексно.
По хазарской теме вопросов больше, чем ответов. Зачастую при изучении эпохи Хазарского каганата ученые руководствуются, скажем так, неким заказом. Например, одна крупная исследовательница хазарской тематики, Светлана Александровна Плетнёва, полагает, что «…менее всего в Хазарии пользовался популярностью Ислам». Новые данные, представленные в нашем словаре, свидетельствуют об обратном. Так, на западной периферии каганата были мусульманские города и села, сохранились мусульманские могильники. В связи с этим многие устоявшиеся выводы по доордынской эпохе, которые приняты в нашей историографии, в свете последних находок археологов на юге России и северо-востоке Украины, следует в корне пересмотреть.
Нельзя обойти вниманием такие красивые находки, как мусульманские артефакты, включая религиозные, эпохи Хазарского каганата на землях центральной Руси. Культурно они связаны с салтово-маяцкой археологической культурой, памятники которой были найдены на территории Тульской области. В Щекинском районе находится городище Супруты, которое характеризуется как хазарский населенный пункт со смешанным населением, занимающий важное стратегическое положение в верховьях Дона на торговых путях с Оки. Известно, что население Хазарского каганата в IX-Х вв. уже было хорошо знакомо с Исламом, и немалая его часть была мусульманами. Не было исключением и население Супрут, о чем свидетельствует найденная здесь серебряная коробочка для хранения Корана, находящаяся в настоящее время в запасниках Гос. исторического музея (Москва). Населением городища использовалась денежно-весовая система, основанная на аббасидском динаре. Практически все монеты IX-Х вв., найденные в Тульской обл., являются аббасидскими или саманидскими.
Поселение эпохи Хазарского каганата существовало и на юго-западе современной Рязанской области, в районе села Арцыбашево. Но еще интереснее, что оно возникло на том же самом месте, где была найдена т.н. «могила всадника» - богатое погребение кочевника, в котором находились золотые украшения. Аналогичные погребения датируются 7-ым веком н.э. и соотносятся с культурой Тюркского каганата.
Хотя монгольское нашествие значительно изменило этническую карту Восточной Европы, реликты прежней эпохи длительное время оставались на данной территории, свидетельством чего являются, например, Новохарьковский могильник в Воронежской области, оставленный аланами-мусульманами – наследниками салтово-маяцкой культуры, господствовавшей в Хазарском каганате.
Булгарская тематика нашла своё отражение в таких важных находках, как неожиданно обнаруженные в 400-500 километрах к северо-востоку от Казани археологические памятники булгар, и Болгорская волость в 1700 километрах к северо-западу от Казани. В первом случае речь идет о Рождественском городище и булгарско-мусульманских могильниках на территории Пермского края и республики Удмуртия (их описал в «Уральском томе» д.и.н., профессор археолог Андрей Михайлович Белавин). Из доордынских сюжетов несомненный интерес представляет вопрос о Болгорской волости под Тверью. История этой административно-территориальной единицы в составе Старицкого уезда (современный Старицкий район Тверской области), существовавшей до конца XVII – начала XVIII вв. –– совершенно не изучена. После монгольского разорения Булгара в 1236 г. часть булгар бежала на Русь - прежде всего, в северо-восточные русские княжества и в Новгород. В.Н. Татищев писал, что «…в том же году от пленения татарского многие Болгары, избегши, пришли в Русь и просили, чтоб им дать место. Князь же великий Юрий [Юрий II Всеволодович, великий князь Владимирский, правил в 1219-38 гг.] весьма рад сему был и повелел их развести по городам около Волги и в другие». Очевидно, именно тогда и появилась Болгорская волость.
Эта местность в целом была знакома булгарам, особенно купцам, поскольку находилась практически на пересечении нескольких важных торговых и речных путей, соединявших Волжскую Булгарию и Новгородскую республику. Болгорская волость расположилась на берегу р. Волги, что должно было напоминать булгарам об оставленной родине. Кроме того, Волга также служила торговым путем: известно, что еще в раннем средневековье булгары, ведя немую торговлю с весью (вепсами), поднимались по Волге до устья реки Мологи и доходили до нынешнего города Бежецка. Однако все эти обстоятельства следует считать второстепенными по сравнению с еще одной, гораздо более весомой причиной выбора булгарами нового места жительства. Непосредственно в районе Болгорской волости расположены многочисленные месторождения так называемого Старицкого камня или мрамора – особой породы известняка, использовавшегося при градостроительстве, а способности булгар как строителей многократно отмечены исследователями. При этом на левому берегу Волги, где была основана Болгорская волость, камень залегает ближе к поверхности, чем на правом берегу.
Историю Болгорской волости еще только предстоит исследовать. А ведь можно предположить возможное влияние булгар из этой волости на становление Тверского княжества в качестве крупнейшего торгово-экономического центра среди всех русских княжеств ордынской эпохи, если верно наше предположение о социальном статусе части жителей Болгорской волости как зажиточных купцов. Кроме того, гипотетически потомки булгар из Болгорской волости и городов Тверского княжества могли иметь какое-то отношение к таким историческим фигурам, как, например, купец Афанасий Никитин.
Мало изучены торговые пути из Булгара в западном направлении. Один из них проходил по Тульской области, о нем свидетельствуют многочисленные клады и находки булгарского серебра в Курской области, находившейся далее по маршруту следования.
Южнее проходил еще один торговый путь, связывавший Булгар с Киевом. Центральную часть его (территория Пензенской и, очевидно, Тамбовской областей) контролировали буртасы. Несмотря на кажущееся обилие материалов, однозначного ответа на вопрос об их этнической принадлежности до сих пор нет. Это связано с тем, что эту проблематику практически никто не изучает, за исключением ограниченного числа специалистов. Одним из них является соавтор словаря, доктор исторических наук Геннадий Николаевич Белорыбкин из Пензы.
Проблема этнической принадлежности буртасов в современной науке решается так же, как и многие другие исторические вопросы - исходя из ненаучных околополитических предпочтений. На нее накладывается также и концептуальная несовместимость научных школ, сложившихся в столицах национальных республик. Так, в Чебоксарах полагают, что буртасы имеют отношение к предкам чувашей, в Саранске их однозначно рассматривают как один из мордовских этносов. Ряд ученых считает, что буртасы – это непосредственные предки одной из групп татарской нации – мишарей. Это положение разделяется практически всеми учеными Татарстана, а также многими другими исследователями буртасского вопроса, в частности – Г.Н. Белорыбкиным. Но дальше в Казани происходит нечто совершенно непонятное. Создается впечатление, что некоторые круги в Казани как будто опасаются буртасской тематики, пытаются обойти ее молчанием. В нашем словаре приводится целый ряд мнений о буртасах, и очень-очень осторожно высказывается мысль о том, что этот народ, вероятно, был не тюркским, а тюркизированным. Изначальные же его корни, скорее, говорят о родстве с культурой Хорезма. На позднем этапе существования Волжской Булгарии буртасы, вероятно, вошли в ее состав на правах автономно существовавшего государственного объединения, хотя делать окончательные выводы об этом рано – требуется огромная исследовательская работа по этому вопросу. Впоследствии буртасы сыграли немалую роль в истории Золотой Орды.
Теперь поговорим об эпохе Золотой Орды. Интересными представляются следующие сюжеты.
Во-первых, границы Золотой Орды на севере доходили до Тулы, которая входила в состав доменных земель ордынских ханов. Собственно, в этой маленькой ремарке заключен большой сюрприз для любителей российской истории – например, ответ на вопрос о возможных причинах Куликовской битвы.
Де-юре Тула никогда не переходила во владение московских или рязанских князей, которые фактически завладели ею в момент ослабления Орды в 60-е-70-е гг. 14-го века. В свете этого становятся более понятными взаимоотношения Москвы, Рязани, Литвы и Золотой Орды во 2-й пол. XIV-XV вв. Ордынские ханы выдавали ярлыки на «Татарские места», то есть территории нынешней Тульской и частично юга Московской области, великим князьям Литовским, но Москва и Рязань захватили часть из них и претендовали на остальное. Предположительно, и походы великого князя литовского Ольгерда на Москву (он защищал свое право владения), и противостояние Москвы и Рязани с Мамаем в 1370-е гг. связаны с этой проблемой. Вполне вероятно, что в Куликовой битве – а к Куликову полю стремились все участники конфликта – была поставлена точка в давнем споре (о чем говорит договор Москвы и Рязани 1381 г.), но с приходом на запад ордынских земель хана Тохтамыша проблема вышла на новый виток. И в конце 15 века, когда Московия стала самостоятельным и достаточно влиятельным государством, и даже в 16 веке она не могла объявить эти земли своими. Сначала сарайские, а затем и крымские ханы по-прежнему выдавали ярлыки на эти земли правителям Литвы и позднее – Польско-Литовского государства.
Возвращаясь к теме Золотой Орды, замечу, что на территории даже Центрального Федерального округа фиксируется целый ряд буферных административно-политических образований – таких, как Смоленская, Курская тьмы, Червленый Яр и др. Некоторые из них достаточно подробно описываются в словарях. Тогда же здесь возникают новые города и поселения, до сих пор недостаточно изученные – к примеру, Ахматовы слободы в Курской или г. Мохши – в Пензенской области.
Распад Золотой Орды привел к созданию целого ряда родственных между собой государственных образований, располагавшихся на территории центрально-европейской части России и мало известных нашему современнику: например, Яголдаева тьма в составе Великого княжества Литовского, которая размещалась на землях нынешней Белгородской и Курской области. Кстати, весь юг и запад нынешней России входил в состав Литвы. Пограничные территории именовались «Окраина», или «Украина», и таких «Украин» было немало. Одна из них, «Казанская Украина», изучена в словаре более подробно, потому что несла в себе искомый мусульманский пласт, который мы целенаправленно изучаем. Она располагалась на территории нынешней Ивановской области.
Большое внимание было уделено теме Касимовского ханства. Одной из ключевых проблем при составлении словаря являлась концептуальная несовместимость взглядов представителей различных научных школ. Так, с точки зрения москвоцентричной школы, по сути, никакого ханства в Касимове не было, и само пожалование этого города Чингизидам следует воспринимать как некий каприз московских властей, случайный результат не связанных друг с другом исторических событий. С другой стороны, сторонники национально ориентированной школы, сложившейся в Казани, дают представление об ошибочности и шовинизме всего русского востоковедения в целом, начиная с обвинений в неверном написании имен ордынских ханов. В этой связи хотелось бы пояснить: редакторы словаря пытались следовать, по возможности, линии выдающегося татарского просветителя XIX в. Хусаина Фаизханова, который занимал срединные позиции между подобными крайностями, абстрагировался от черно-белых оценок исторических событий и мечтал придать как можно большую объективность существовавшей тогда имперской востоковедческой школе на основе эпиграфических тюрко-мусульманских памятников и письменных источников.
Кстати, Хусаин Фаизханов называет тот народ, который жил на землях Касимовского ханства в момент его образования, так: «мишаре мусульманской веры». Этот этнохороним можно сравнить с ремаркой академика В.В. Вельяминова-Зернова, который отмечает здесь существование «мещеры, исповедовавшей мухаммеданство».
Итак, вслед за Фаизхановым мы признаем существование Касимовского ханства как одного из постордынских государственных образований, не имевших, однако, полного политического и монархического суверенитета. По аналогии, мы указываем на наличие в средневековой Московии целого ряда тюрко-мусульманских автономных и историко-географических образований, ликвидированных после воцарения Романовых.
С другой стороны, имена средневековых деятелей передаются нами в традиционном написании, сложившемся в рамках русского востоковедения; аутентичные имена приводятся в скобках. Лишь в виде исключения, при обнаружении крупного противоречия русской школы и татарского источника, имена приводятся в «восточном» прочтении (Гайбулла вместо «Абдула», Ильхам вместо «Али-хан» и т.д.).
Также в словарях описан почти десяток татарских княжеств в Мещере (то есть земли нынешней Нижегородчины, Мордовии, Рязанщины и Тамбовщины), а также ногайский Романовский улус (ныне часть Ярославской области), которые акие гос. ан России ачение приобретает тюр-татарских отношений ачит. кл. Чингизидов и ноагйскихрды, а некоторые из них - как в XV-XVI веках приобретают особое значение для мусульман России. При этом дискуссии об их реальном статусе, занимаемой территории, и даже хронологии существования до сих пор далеки от завершения. Именно в этих землях сложилась локальная социальная и субэтническая группа служилых татар, которые выполняли взятые на себя функции по охране границ Московского государства, оказывали огромное влияние на большинство военных и политических акций Московии. Особая роль их в общественно-политической жизни государства проявлялась во время кризисных ситуаций, в частности, в Смутное время. Мусульмане Касимова, Романова, Темникова, Кадома и других регионов сыграли весомую роль в таких событиях, как попытка приглашения на престол польского королевича Владислава, убийство Лжедмитрия II, затем в 1-м и 2-м ополчениях, и, наконец, в избрании на московский престол Михаила Романова. Однако после прихода к власти Романовых они достаточно быстро стали подвергаться религиозному и экономическому давлению, вплоть до насильственного крещения и культурной ассимиляции. Поступательные шаги новой династии привели к тому, что последователи Ислама были вынуждены переселиться из Ярославля и Романова под Кострому, из Темникова и Кадома – в более восточные регионы страны. В XVII в. крестились и ассимилировались бордаковские, боровские, мугреевские, юртовские и другие группы татар. Переселилось в другие места тюркское население Червленого Яра – буферного административно-территориального образования, существовавшего с золотоордынской эпохи в районе нынешней Воронежской области. При этом московским правительством целенаправленно создавались незаселенные зоны шириной до 200 км, чтобы феодально-зависимое население не смогло бежать в вольные общества казаков и татар. Так образовались значительные лакуны в непрерывной истории Ислама Воронежа, Курска, Белгорода и Тамбова.
Еще раз подчеркну, что о боровских, пронских, калужских, михайловских, серпуховских и некоторых других группах татар, которые существовали в центральной России, мы вообще ничего не знаем. О некоторых из них отыскались самые поверхностные сведения, которые мы поспешили опубликовать. В целом же, мы считаем, что данные словари должны стать отправной точкой для исследователей с тем, чтобы опираясь на различные сюжетные линии, представленные в серии «Ислам в РФ», проводить дальнейшие изыскания.
Впоследствии территориальная экспансия России привела к включению в ее состав таких мусульманских земель, как Крым, Северный Кавказ, Закавказье, Казахстан, Средняя Азия, выходцы из которых в XVIII-XIX вв. в качестве почетных пленников, военных ссыльных появлялись и в центральной России. В новое время татары, в первую очередь из числа мишарей, возродили исчезнувшие мусульманские общины в Ярославле, Твери, Костроме (в этом случае речь идет о местных татарах – потомках романовских ногайцев), построив здесь мечети, и попытавшись сделать то же самое в Иванове, Вологде, Курске.
Таким образом, к Новому времени территория центральной России, которая в российской историографии традиционно рассматривается исключительно с москвоцентричных, мононациональных позиций, в действительности вобрала в себя многочисленные мусульманские элементы из различных этнических групп, из разных регионов огромной Российской империи.
Так, в XVIII-XIX вв. мусульмане – прежде всего, татары и башкиры – начали оседать в различных населенных пунктах на территории Петербургской губернии. Почти во всех случаях появление татар здесь было так или иначе связано с тем, что Санкт-Петербург стал столицей. В связи с этим становится понятно, что большинство материалов нашего 3-го тома в деталях описывает богатое прошлое мусульман, прежде всего татар, а также других мусульманских народов бывшей империи, в столичном Санкт-Петербурге.
При этом в ходе нашей исследовательской работы был обнаружен целый ряд неизвестных прежде фактов по данной теме. Так, нам понадобилось съездить в Финляндию, чтобы узнать, что с 1875 г. татары поселились в поселке Терийоки и г. Выборг, которые входили в состав Великого княжества Финляндского. Это были выходцы из ряда сел Сергачского уезда Нижегородской губернии: Актуково, Уразовка, Овечий Овраг (Куй Суы), Ключищи (Суыксу), Чембилей, Рыбушкино, Кадомка и Трехозерки (Очкуль), впоследствии составившие основу татарской общины Финляндии. Интересно то, что поселок Терийоки ныне называется Зеленогорск, и административно входит в черту современного Санкт-петербурга. Так вот, в этом поселке мы довольно точно вычислили и указали место, где размещался мусульманский молитвенный дом. В Выборге существовали собственные имамы и два мусульманских участка на городских кладбищах. К сожалению, более подробных данных о религиозных деятелях этого микрорегиона пока что не найдено, поскольку сама тема, которую мы сегодня поднимаем, также является одним из «белых пятен» российской истории.
Вообще, достоверных данных о роли мусульман в истории России в нашей историографии практически нет. Например, что нам известно об участии мусульман в Корниловском мятеже? Ничего. В нашем же словаре это важное событие описано достаточно подробно. Ключевую роль в нем сыграло то, что мусульманские политики уговорили своих единоверцев – кавказцев, которых Корнилов вызвал для взятия столицы, - не брать город, и те согласились. В войсковом соединении, которое шло на столицу, были, в основном, ингуши, а также представители других народов Северного Кавказа.
Возьмем другой пример, по другому сюжету. Специально для работы над одним из словарей серии «Ислам в РФ» нам привезли из Пензы Наровчатскую энциклопедию, это один из городов Пензенской области. Там приведено очень много фамилий местных князей, которые по происхождению являются мусульманами, татарами и т.п., - все они крещены, но не описано ни одного мусульманина. Это очень характерно для всей нашей историографии.
В словарях «Ислам в РФ» значительное внимание уделено миссионерской деятельности православной церкви по отношению к мусульманским народам. Представлено большое количество статей по истории мусульманских общин конкретных субъектов Российской Федерации и отдельных городов, а также – в Уральском томе – заводских поселений, которые являются отличительной особенностью Уральского региона. Представлены социологические статьи, - например, «Типология закрытия мечетей Южного и Среднего Урала в 1920-30-е гг.», в которой обобщена практика закрытия мечетей и их последующего возврата общинам.
Вообще, значимость Уральского региона в истории российских мусульман огромна, а в некоторых сферах – исключительна. Именно Южный Урал впервые после падения постордынских государств получил функции центра фактической религиозно-культурной автономии мусульманской уммы Российской империи, и произошло это за несколько десятилетий до образования Оренбургского Магометанского Духовного Собрания. При этом следует признать, что из множества взглядов на то, каким образом Сеитовский посад под Оренбургом (ныне – Татарская Каргала) стал своеобразной мусульманской столицей империи, наибольшее распространение среди ученых получил только один - «по воле монарха». Ни геополитические расчеты и дальнейшие цели Петербурга по расширению империи, ни относительная автономия башкирских племен, ни масштабное переселение мишарей-мещеряков на Урал, ни уникальный этносоциальный строй Башкиро-Мещерякского войска, ни способности татар в качестве дипломатов и проводников российской государственности в Казахской степи и Средней Азии не принимаются в расчет проимперски настроенными учеными. Такая точка зрения кажется нам достаточно ущербной, в связи с чем мы в данном издании попытались несколько иначе расставить акценты, показать всю неоднозначность сложившейся в регионе геополитической обстановки.
Одной из причин такого «черно-белого» взгляда на историю является то, что тема Ислама в Уральском регионе в качестве целостного явления до сих пор не являлась объектом изучения. Именно по этой причине рецензенты уже назвали данный уральский том прорывным в вопросе исследования Ислама на Урале. Собственно, и другие тома серии «Ислам в РФ» также являются уникальными, концептуально новыми. И их издание, безусловно, повлияет на дальнейшую историографию исламской тематики в России.
Председатель Совета улемов ДУМНО,
кандидат политических наук
Дамир-хазрат Мухетдинов


IslamNN

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.