ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
27-04-10 Работа имама за колючей проволокой. Проблемы и перспективы

Предлагаем Вашему вниманию статью имама-хатыба Нижегородской Соборной мечети имени Абдулвахида Сулеймани, руководителя отдела по работе с силовыми структурами ДУМНО Мунира-хазрата Беюсова, посвященную его деятельности в местах лишения свободы.

15 декабря 2009 года, утро. На улице сильный мороз – 28 градусов ниже ноля. Захожу в здание Духовного управления мусульман Нижегородской области, разуваюсь. Поднимаюсь на второй этаж и, как всегда, слышу голос руководителя отдела благотворительности Зухры-ханум: «Мунир-хазрат, вам два письма от ваших друзей!». Поверьте, непростые это письма и «друзья» непростые, и работа у меня необычная…Прошло почти полтора года с момента моего назначения на пост руководителя отдела по работе с силовыми структурами ДУМНО.

Читаю письма из исправительных колоний, в которых в основном просьбы моих оступившихся братьев по вере. (Как часто мы делаем акцент на слове «оступившихся», совершенно забывая о братстве!..) Письма служат своего рода лакмусовой бумажкой для определения потребностей осужденных и выявления недостатков системы ГУФСИН в ее нынешнем виде.

Что же нужно этим людям, живущим в тяжелейших условиях и вдали от уммы? Вот несколько отрывков из полученных мной посланий.

Нижегородская обл, Сухобезводное, УЗ-62, Николай Владимирович:

«Я занимаюсь самообразованием шариатских наук, но это образование очень мало и не имеет порядка из-за отсутствия соответсвующей литературы и наставников-устазов. Поэтому хочу обратиться к Вам с просьбой. Подскажите, где и у кого я мог бы обучаться религии?»

Нижегородская обл, г.Бор, ФБУ ИК-11, Ряхов Михаил Сергеевич:

«Ас-саляму алейкум ва рахматуллахи ва баракятуху! Вынужден обратиться к Вам за помощью. Дело в том, что мне очень сложно определить время совершения намазов. Мой календарь составлен мне братом-мусульманином на 2009 г., а тут и время сдвигается на летний лад. В общем, волнуюсь за свои знания и боюсь Всевышнего. Хвала Аллаху, Господу миров, что люди, к которым я обратился, помогли узнать адрес мечети Нижнего Новгорода. Я русский, зовут Михаил, арабское имя Муса, 31 год. Хвала Аллаху, я обрел себя в Исламе, мое сердце в радости. Больше года я молюсь, и моя вера становится сильнее и крепче».

Нижегородская обл, г.Бор, ФБУ ИК-11, Гулиев Ильгар:

«В связи с возникшей религиозной необходимостью и в связи с трудным материальным положением моей семьи на свободе прошу вас отправить на мое имя в вещевой посылке мусульманскую религиозную литературу, Священный Коран на русском языке».

Нижегородская обл, пос. Южный, ФБУ ИК-8, Азизов У.Х:

«Мы группа осужденных, нуждаемся в литературе, которая дает нам духовную и моральную пищу, терпение. Прошу вас выслать мусульманский календарь и расписание намазов, Коран на русском языке, тафсир Корана Юсуфа Али». г.Нижний Новгород, ФБУ 43-529/1, Матросов.Н.А.: «Прошу Вас выслать по месту отбывания наказания Коран, мусульманский календарь».

Челябинская обл, г. Верхнеуральск, ЯВ-48, от Полосина Андрея:

«О себе скажу коротко. Сам русский. В Исламе не так давно, как многие. Хочу попросить Вас, братья-мусульмане, чтобы вы выслали мне в заказном письме книги. Есть большое желание изучать Исламское право – фикх, тафсир, хадисы, но нет никакой возможности и средств приобрести богословскую литературу».

г.Норильск, ул.Ветеранов-24. ОИК-30, 7 отряд. Калинин.В.А.:

«Меня зовут Вячеслав, хотелось бы поинтересоваться, как можно получить Вашу духовно-просветительскую литературу, если, конечно, это возможно». Как вы, должно быть, заметили, среди пишущих много неэтнических мусульман - на многих конвертах значатся русские имена и фамилии. Люди приходят в Ислам, почувствовав его красоту и истинность. Многие заключенные находят в Исламе возможность для искреннего раскаяния. И, конечно, даже там, за колючей проволокой, люди стремятся объединиться и стать частью уммы, в которой братья помогают друг другу ради Аллаха... Почему-то у людей «обычных» сложилось неверное представление о тех, кто находится в местах лишения свободы. Религия Ислам подчёркивает: Всевышний Аллах создал всех людей верующими! Хадисы рассказывают нам о фитре – врожденном единобожии у новорожденного младенца. Пророк (да благословит его Аллах и приветствует!) говорил: «Каждый человек рождается в своём естественном состоянии (фитра), и только потом его родители делают из него иудея, христианина или огнепоклонника»(Аль-Бухари). Фитра никуда не исчезает, она присуща всем людям, независимо от их социального и материального положения. Неважно, какой мы национальности или вероисповедания, ведь врожденное единобожие, стремление к Богу заложено в каждом индивидууме! Почти все письма, приходящие в Нижегородскую Соборную мечеть из мест заключения, содержат просьбы о предоставлении литературы. Необеспеченность богословскими книгами - это главная проблема мусульман-заключённых... Когда мне только предложили возглавить отдел по работе с силовыми структурами ДУМНО, я долго размышлял, ибо это колоссальная ответственность перед Всевышним. Представьте: вам пришло письмо заключенного, который именем Аллаха просит, чтобы ему выслали Священный Коран и религиозную литературу, - вы не имеете права его игнорировать! Как поступить, где взять для него бесплатный экземпляр Священного Корана и другую литературу? Человек же просит именем Аллаха! И таких писем в мечеть приходят десятки и даже сотни... Согласно Исламу, вы обязаны помочь любому нуждающемуся брату-мусульманину, и неважно, кто он, - чиновник, турист, неимущий, заключенный. Вы обязаны услышать каждого, ибо в достоверном хадисе сказано: «Аллах спросит: «Почему ты не посетил Меня, когда Я болел, когда Я был голоден?» Тот ответит: «Ты же Властелин всех миров, все блага от Тебя». «Когда кто-то лежал больной или был голоден, или нуждался в чем-то, ты на его месте нашел бы Меня, Мою благодать, Мое вознаграждение», – скажет Аллах. И человек будет сожалеть об упущенных возможностях».

Но не стоит думать, что мои должностные обязанности ограничивались ответами на письма. За год работы мне, по воле Всевышнего, удалось съездить в несколько колоний Нижегородской области. В ходе поездок я встречался с заключенными-мусульманами, разговаривал с ними по душам, и они ничего не таили от меня. У каждого из них своя история, своя жизнь, своё видение прошлого и настоящего. Поверьте, все находящиеся за колючей проволокой – люди, и они, как и мы, нуждаются в духовной и психологической поддержке. Когда государство и общество отворачиваются от них, об их исправлении не может быть и речи. В большинстве колоний кормят хорошо, одевают и обувают тоже неплохо, хвала Аллаху, но не этом дело. Многие не желают больше преступать закон и хотят начать новую жизнь. Их волнует только духовно-нравственный вопрос, и все они жалуются на невозможность его решения в нынешних условиях: «Молиться хочется, душа очиститься желает, но негде! Что делать? У православных в этом отношении все хорошо – и часовня у них на зоне стоит, и батюшка по воскресеньям приезжает, а мы - брошенные, о нас забыли!».

Подробнее остановлюсь на нескольких своих визитах в места лишения свободы.

Визит в ИК № 5 г.Нижний Новгород

Гражданин-заключенный из ИК № 5 «М» со слезами на глазах тихо шепчет мне, наверняка боится за себя, - смотрит по сторонам, чтоб не подслушали: «В колонии отбываю наказание 4 года. В течение нескольких лет мы обращались к начальнику ИК, чтобы нам выделили молельную комнату, – бесполезно, нас игнорируют. Православным братьям часто проводят лекции, молятся они в молельной комнате, к Новому году им достроят храм, - конечно, завидно. Мы же тоже люди, и нам помолиться хочется». Смотрю на него - жалко его становится. 15 «зэков»-мусульман стояли передо мной с печальными глазами, видя во мне, приехавшем к ним имаме, некоего спасителя. А сам я понимал, что бессилен... До сих пор мои обращения открыть молельную комнату в ИК № 5 не встретили понимания у руководства колонии.

Визит в ИК № 16 Нижегородской области (с. Просека)

Зона расположена в поле, по-моему, на возвышенности, и оттого там дует сильный, холодный ветер. В колонии строгий режим, вокруг суровая природа - болотистая местность, земля под ногами ходит ходуном, словно на пружинах. Ветхие и кривые здания наводят ужас. Замполит ИК № 16 намекнул, что они не ремонтировались с 40-х годов. В центре «зоны» возвышается огромная недостроенная церковь, и меня как гостя пригласили заглянуть внутрь храма. Там были огромные иконы, я удивился: откуда они в этом Богом забытом месте? Спросил об этом у замполита. Он ответил: «У нас один мошенник сидел за подделку картин и икон, и его талант тут пригодился!» Молельной комнаты в Просеке тогда еще не было - мусульманам только обещали выделить несколько квадратных метров в здании клуба. Исповедующих Ислам в колонии довольно много – человек 30 или 40, точно не помню. Говорю с одним из них, дагестанцем в тюбетейке. «За что, – спрашиваю, – отбываешь срок?» Отвечает: «Человека убил, еще десять лет осталось отсидеть…» От этих его слов мое сердце заполняется горечью. думаю: «Чего же ему, здоровому человеку, на воле не хватило? Что заставило его попасть сюда, за решетку? Почему вообще люди так страшно грешат – посягают на жизнь других, часто – своих близких?»

Как и остальные заключенные, мусульмане носят одинаковую чёрную одежду с личным номером. Для встречи с нижегородским имамом их всех собрали в кабинете замполита, принесли скамейки и стулья, чтобы мусульмане колонии расселись. Все волнуются: гостей из Нижнего тут редко встретишь, особенно «настоящего хазрата» в чалме и чапане. Сначала меня представили, затем дали слово. Общение с верующими я начал с чтения Священного Корана: подняв руки, помолился за всех. Затем коротко и ясно объяснил собравшимся, зачем мы приехали, рассказал им о дальнейших планах. После этого я поинтересовался делами заключенных-мусульман и вручил им газеты и журналы, изданные ИД «Медина». Верующие начали задавать вопросы: «Как нам здесь молиться? Можно сокращать время молитвы или нет? Как держать пост в месяц Рамадан?» Среди заключенных были и те, кто смотрел на меня с недоверием, задавал каверзные вопросы, вел себя нагло и неуважительно. Помню, один из таких заключенных громко произнес: «Да вы приехали сюда ради галочек!» Конечно, было обидно, но я терпел, ибо Аллах велел терпеть...

Да и как не понять чувства этих изверившихся, разочарованных, ожесточившихся людей? Люди, по тем или иным причинам оказавшиеся «за решеткой», живут в другом – достаточно мрачном на наш взгляд – мире. Здесь иные законы выживания и непонятные человеку «с воли» внутренние распорядки. И очень жаль, что это именно так – после такой суровой «школы жизни» многим трудно вернуться в нормальные условия, адаптироваться к внешнему миру...

Места лишения свободы – это среда для перевоспитания людей, нарушивших закон. А раз их решили перевоспитывать, то следует учитывать их происхождение, круг общения, склонности и привычки. И тем более мы не имеем права игнорировать их духовные потребности и их желание становиться лучше через религию. В педагогике воспитание и обучение – это два нераздельных понятия. Разве можно исправить нрав преступника, пренебрегая воспитывающим, духовно-нравственным фактором? Конечно, нет. И пока государство не научится вести духовно-воспитательную работу среди заключенных, процент «перевоспитавшихся», вернувшихся к нормальной жизни людей будет катастрофически низким. Могу смело заявить: заключенным сегодня не хватает духовной пищи – они хотят исправиться, но для этого мало где создаются условия. В каждом письме, на каждой встрече осужденные-мусульмане жалуются мне на нехватку духовных бесед, религиозной литературы, грамотных специалистов-имамов.

Проблема понятна, и пути её решения очевидны. Главный камень преткновения – это нехватка ресурсов. Как может одно Духовное управление взять на себя обеспечение более десятка колоний региона? Это немыслимо – по сравнению с РПЦ, разобщенные Духовные управления мусульман имеют мизерные материальные возможности. Это напрямую связано с политикой государства с одной стороны , и с количеством верующих – с другой. Так, в Нижегородской области количество мусульман среди населения составляет всего 0.9%. Думаю, комментарии тут излишни. На средства, предоставляемые мусульманскими меценатами на нерегулярной основе, систематическую работу с заключёнными систематически проводить невозможно.

Ввиду этих обстоятельств 26 августа 2009 года председатель ДУМНО Гаяз-хазрат Закиров направил министру юстиции РФ А. В. Коновалову открытое письмо с убедительной просьбой о финансовой поддержке мероприятий ДУМНО, проводимых для мусульман-заключенных Нижегородской области. В частности, в письме говорилось: «В связи с вышеизложенным, руководство Духовного управления мусульман Нижегородской области обращается к Вам за поддержкой своих инициатив, поскольку в условиях финансового кризиса оно не в состоянии самостоятельно финансировать целый ряд программ, а именно:

- выделение заработанной платы имамам Духовного управления, работающим на территории МЛС Нижегородской области; - финансирование деятельности мусульманских молитвенных помещений в системе ГУФСИН Нижегородской области;

- открытие новых молитвенных помещений в системе ГУФСИН Нижегородской области;

- спонсирование духовных благотворительных акций, предназначенных для заключённых исламского вероисповедания (особенно в праздничные и пятничные дни, а также в течение священного в Исламе месяца Рамадан)».

В ответном письме ДУМНО фактически отказали, сославшись на статью , где сказано: «В Российской Федерации религиозные объединения отделены от государства». Однако то, что одни конфессии сегодня поддерживаются властью, а другие являются «неугодными», ни для кого не является секретом. Это общепризнанный факт, достойный сожаления...

В январе 2010 г. мне звонили представители ГУФСИН. Они отметили, что в 2009 году имамы ДУМНО совершили меньше поездок по колониям Нижегородской области, чем в 2008 г. В ГУФСИН интересуются, с чем это связано. Дело в не в нас, а в недальновидных чиновниках, для которых перевоспитание заключенных, особенно мусульман, – НИЧТО.

Справедливости ради следует отметить, что руководство некоторых колоний понимает, что от отношения к сегодняшним заключённым зависит наш покой в будущем. С такими руководителями приятно иметь дело – они сознают, что на высоком посту нельзя просто работать «от звонка до звонка». Руководящая должность обязывает служить Родине и всем её гражданам, – включая тех, кто отбывает срок наказания.

Однако таких людей среди начальников колоний и их заместителей пока меньше, чем хотелось бы. Многие недостаточно знают об Исламе и мусульманах и относятся к любой инициативе верующих с подозрением, что очень прискорбно.

Читая эту статью, многие могут задаться вопросом: какое дело этому нижегородскому имаму до того, что происходит в тюрьмах, где сидят преступники? А я отвечу: это дело, которое касается всех и каждого. Это приоритетный вопрос, это вопрос нашей безопасности. Когда из наших тюрем будут выходить нормальные адекватные люди, в которых будет сильна вера, мы все сможем спать спокойно.

Откуда берутся представления об «агрессивном Исламе»? Со всей ответственностью заявляю: Ислам – религия мира, религия дружбы, взаимоуважения и братства. Ислам предполагает высокий уровень ответственности перед обществом и поощряет любовь к Родине.

Однако в наши дни немногие помнят об истинном Исламе, который был передан нам Пророком Мухаммадом (да благословит его Аллах и приветствует!). Очень мало образованных мусульман и более чем достаточно тех, кто без зазрения совести называет «исламом» систему собственных непрофессиональных толкований Корана и хадисов. А ведь есть авторитетные учёные, которые посвятили всю свою жизнь совместной выработке толкований священных текстов!

До тех пор, пока духовное воспитание заключённых-мусульман будет пущено на самотёк, существующие проблемы не исчезнут. Духовный вакуум всегда заполняется. Если в места лишения свободы не придут специалисты-имамы, заключённые (возможно, уже после освобождения) будут удовлетворять свои духовные потребности по своему разумению. На этом этапе поиска им охотно предложат своё "понимание" Ислама различные секты и радикальные группировки. А разве сложно сбить с пути ожесточившегося человека, который совершил преступление и провёл долгие годы за колючей проволокой? Разве мало уже судимых людей среди террористов?

Поэтому те годы, что человек проводит в заключении, ГУФСИН следует использовать для эффективной воспитательной работы. Тем более что многие осужденные, столкнувшись с тяготами жизни «на зоне», всей душой хотят исправиться, чтобы никогда не возвращаться в места лишения свободы. Поэтому регулярное проведение бесед с духовными лицами смогло бы в разы повысить процент тех, кто, освободившись, возвращается к нормальной жизни.

Личное общение с имамом жизненно необходимо тем, кто живёт за колючей проволокой. Для этого есть целый ряд причин. Из писем и разговоров с заключенными ясно: они действительно нуждаются в исламской литературе. Но кто проверит её качество? К тому же не все книги подходят для самообразования. Конечно, каждый может прочесть и самостоятельно понять книги по таким религиозным дисциплинам, как сира и история Пророков. Но занятия по исламской акыде, фикху, таухиду должны регулярно проводиться грамотными мусульманскими богословами.

Здесь появляется другая проблема: это тяжкий труд. Не каждый имам согласится в течение месяца преподавать вышеупомянутые дисциплины в исправительных колониях. Это психологически тяжело: заключённые – особый контингент, далеко не всегда дружелюбный. Да и нельзя добиться устойчивых результатов за один месяц. То есть это должна быть легальная работа на регулярной основе, которую, естественно, нужно оплачивать.

Каждый серьёзный опыт позволяет сделать полезные выводы. За эти полтора года, проведённые в должности руководителя отдела по работе по борьбе с силовыми структурами, мне удалось сформулировать три основных условия, необходимых для эффективного перевоспитания заключённых-мусульман.

1. Господдержка деятельности духовных лиц

Государство должно поддерживать и координировать работу духовных лиц на благородном поприще перевоспитания осужденных. Имамы, работающие с заключенными, должны быть обеспечены зарплатами и средствами передвижения.

2. Наличие необходимых пособий для заключенных

Разработка учебников и книг для лиц, находящихся в МЛС, должна лечь на плечи Духовных управлений мусульман и ГУФСИН. Уже есть хороший пример сотрудничества духовной и светской организаций в сфере образования – в Нижегородской области ДУМНО и НИРО в краткие сроки, действуя согласованно с друг другом, издали учебник по истории религий России. Подобное этому учебнику пособие для заключённых-мусульман, изданное при поддержке государства и с его одобрения, стало бы огромным подспорьем для всех, кто заинтересован в эффективном перевоспитании осужденных. Учебник должен содержать блоки информации о нравственности, важности покаяния, преимуществах образа жизни богобоязненного человека и, конечно же, информацию об основах Ислама. До тех пор, пока в места лишения свободы будут выезжать «миссионеры» без определенных целей и подходящих учебников, воспитательный процесс будет протекать без заметных позитивных результатов.

3. Наличие подготовленных специалистов-имамов

Имамы, контактирующие с заключенными, обязаны иметь развитые педагогические навыки и пройти специальные курсы по психологии. Имамы в исправительных учреждениях будут выступать не только в качестве учителей, но и в качестве духовных лиц, помощников замполитов, организаторов просветительских мероприятий и советников по вопросам религиозной практики мусульман, находящихся в МЛС.

Отрадно видеть, что Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев не удовлетворен нынешнем уровнем работы системы исполнения наказаний в нашей стране и стремится эту систему реформировать. Президент понимает, что необходимо изменить ситуацию вокруг лиц, отбывающих наказание в МЛС. Следует исправить положение вещей, при котором осуждённый полностью "выпадает" из жизни общества и имеет мало шансов вернуться к ней после освобождения. Успешная ресоциализация заключённых, адаптация их к жизни вне исправительных учреждений даст ресурсы для рынка труда, позволит улучшить демографическую ситуацию в стране и решить множество других проблем.

Как духовное лицо религии Ислам и неравнодушный гражданин России, я искренне надеюсь на улучшение жизни заключённых-мусульман в ближайшем будущем и поддерживаю все инициативы Президента страны.

Руководитель отдела по работе с силовыми структурами ДУМНО Мунир-хазрат Беюсов

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.