ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
31-03-11 Дамир Хайретдинов выступил с докладом на конференции «Роль Нижнего Новгорода в сохранении Российской государственности»

Вчера, 30 марта 2011 г., в Нижегородском государственном педагогическом университете состоялась научно-методическая конференция «Роль Нижнего Новгорода в сохранении Российской государственности». На ней в частности, выступил известный исламский деятель, к.и.н., ответственный редактор Издательского дома «Медина» Дамир Зинюрович Хайретдинов. Предлагаем вашему вниманию его доклад.

Военное значение нижегородских татар в Московском царстве (середина XVI – конец XVII вв.)

Главным предназначением нижегородских татар в системе государственного устройства Московии в XVI-XVII вв. являлась охрана дорог, идущих из Степи на север, к Москве (через Муром) и Нижнему Новгороду. С теми или иными вариациями, эти дороги шли мимо таких крупных населенных пунктов, как Саров, Саконы, Арзамас. Считается, что именно по этой причине упомянутые в источниках татарские деревни Арзамасского уезда располагались вдоль этих важных для средневековья трасс, хотя мы предполагаем здесь несколько иную причинно-следственную связь, ведь и дороги, и населенные пункты восходили к эпохе Золотой Орды.

Кроме того, «служилые люди» из татар составляли элитные отряды в войсках московских правителей.В конце XV-XVI вв. основная масса служилых татар использовалась на западных границах Московского государства – против Литвы, Швеции, Ливонского ордена. Эта тенденция в дальнейшем только усиливалась. Наиболее активно татарские отряды использовались на полях сражений Ливонской войны 1558-1583 гг., а также в качестве гарнизонов западных русских и вновь завоеванных ливонских городов – Новгорода, Пскова, Великих Лук, Смоленска и т.д. Начиная с 1570-х гг., наряду с другими, на Ливонскую войну стали призываться арзамасские татары. Так, в июне 1579 г. арзамасские мурзы, казаки и бортники, а также алатырские бортники и новокрещены были призваны в поход «на Немецкую и на Литовскую землю» (Разрядная книга 1475-1605 гг. Т.III. Ч.I. С.662). Служилые татары Нижегородчины активно привлекались и для несения сторожевой и станичной службы. Так, они участвовали в охране Арзамасской, Атемарской и Саранской засечной черт.

С начала XVII в. татары стали одним из самых значимых акторов Смутного времени. Например, татары Нижегородчины слаженно выступили против власти Василия Шуйского, демонстративно пленили его людей под Курмышом в 1606 г., захватили Яранск и принимали активное участие в штурме Свияжска в 1609г.

Массовым было участие татар в событиях Смутного времени в России в 1606-1616 гг. Во время восстания И. Болотникова города Среднего Поволжья Арзамас, Алатырь, Кадом, Курмыш и др. в 1606-1607 гг. стали центром повстанческого движения. Поддержали восстание в Касимове хан Ураз-Мухаммед бин Ондан, «касимовские князья, и мурзы, и казаки». Восставшие осадили Нижний Новгород. Карательным отрядам царя Василия Шуйского на время удалось подавить восстание к весне 1607 г., и даже провести мобилизацию служилых людей, в том числе и татар. Воеводой над татарами «казанских городов и пригородов и чуваша, и черемиса», а также над романовскими и арзамасскими служилыми татарами был князь Петр (Урак) Арсланович Урусов. Осенью 1608 г. повстанцы присягнули Лжедмитрию II. В ноябре 1608 г. в лагерь Самозванца стали прибывать посольства алатырских, арзамасских, темниковских, шацких татар и др. Присягнули Лжедмитрию II касимовский хан Ураз-Мухаммед со своим войском и романовские татары во главе с Иль-мурзой Юсуповым. Лжедмитрий II дал присягнувшим грамоты на их законные владения. Отличительной чертой этого восстания явилось то, что отряды во главе с татарскими князьями, в составе которых были мурзы и служилые татары всего Мещерского края, мордва, бортники, «горные» чуваши и черемисы, русские дворяне, стрельцы, а также присоединившиеся некоторые казанские татары, двинулись на восток в сторону Казани, где и развернулись основные события. Среди татарских руководителей этого движения известны: князь Брюшей Еникеев из Темникова; арзамасские мурзы Теребердей и Бибай Мустофины, взявшие Яранск; и др. Восставшие контролировали значительную территорию.

По сообщению Исаака Массы, к повстанческим отрядам присоединились и ногаи, однако этот союз распался. Именно этим, скорее всего, объясняется нападение ногаев в марте 1609 г. на Темников. Правительственным войскам удалось одержать ряд крупных побед под Чебоксарами, Свияжском, у деревень Бурундуки и Мурлатов. Однако в руки восставших продолжали переходить многие города: Яранск, Санчуринск, Котельнич. Повстанческое движение продолжалось до начала 1611 г.

В декабре 1609 г. мурза Урак Урусов, мстивший за убийство касимовского хана Ураз-Мухаммеда, отомстил и убил Лжедмитрия II, чем оказал огромную услугу российской государственности, по словам В.В. Трепавлова.

После ряда событий (взятия Касимова, убийства Ураз-Мухаммеда, свержения царя В. Шуйского и начала интервенции) татары Мещерского края поддержали Первое ополчение против польско-шведской интервенции. Среди составителей «Приговора» Первого ополчения 30.06.1611 г. указаны царевичи (Чингизиды), а также «князи и мурзы». Но Первое ополчение вскоре распалось.

Второе нижегородское ополчение князя Д. Пожарского и К. Минина было поддержано не сразу. Так, в феврале 1612 г. арзамасские воеводы отправили отряды не в состав нижегородского ополчения, а в распоряжение нового московского правительства. В апреле 1612 г. касимовцы уже поддерживали ополчение, возглавляемое Д. Пожарским. В мае 1612 г. на стороне этого же ополчения выступал сибирский царевич Арслан б. Али. В Юрьевце присоединился крупный отряд юртовских татар. В составе ополчения были также татары из Кадома, Темникова, Шацка, Алатыря, Арзамаса, Романовского уезда.

Заслуживает внимание еще один эпизод 1612 г. – это приход ногаев на арзамасские и алатырские места. В битве на р.Пьяна около деревни Чуколы татарский мурза Баюш Разгильдеев, «собрав алатырских мурз и мордву и всяких служивых людей», разбил вражеский отряд, захватив при этом знамя, уничтожив 500 человек и их предводителя мурзу Курмамета. За этот подвиг в 1613 г. он был пожалован в князья грамотой князей Д.Т. Трубецкого и Д.М. Пожарского.

Объединение двух ополченческих армий позволило в октябре 1612 г., после сдачи польского гарнизона, вступить в Москву. 21 февраля 1613 г. Земский собор провозгласил нового царя. В грамоте 1613 г., утвержденной Земским собором об избрании Михаила Федоровича Романова на московский престол в 1613 г., есть подписи 4 татарских мурз из Мещеры: в частности, кадомский мурза Василий Чюрмонтеев и темниковский князь Ишей Барашев и др. От царя Михаила Федоровича последовали жалованные грамоты татарским князьям и мурзам за их поддержку, среди них были также грамоты, подтверждающие ранее выданные В. Шуйским и даже Лжедмитрием II.

Борьба с польско-шведскими оккупантами продолжилась. Отряды служилых татар постоянно участвовали в боях в составе полков на западном направлении.

Татарские отряды занимали одно из ведущих мест в войнах, которые вело Российское государство. К примеру, в июне 1615 г. арзамасские, алатырские и курмышские татары воевали с поляками, а уже в августе – со шведами. За короткий период 1615-1618 гг. они 11 раз привлекались к различным боевым действиям.

После возобновления военных действий с Польшей в 1632 г. под Смоленск с боярином М.Б. Шеиным было послано 7 курмышских, 159 алатырских, и 147 арзамасских служилых князей, мурз и татар (Книги разрядныя. Т.II. С.386). Поскольку этому воеводе не удалось взять Смоленск, в 1633 г. был подготовлен дополнительный «поход всех татар, атаманов, казаков, новокрещен» с отрядами под командованием князей Дмитрия Мамстрюковича Черкасского и Дмитрия Михайловича Пожарского. В нем выступили: «казанские мурзы и татары – 275 человек, свияжские мурзы, татары и новокрещены – 205, из Курмыша татар и тарханов – 155, касимовских татар – 508, темниковских – 550, кадомских – 347, алаторских – 359, арзамасских – 220» (Соловьев С.М. Сочинения. Кн. V. М., 1990. С.269). Один из отрядов курмышских татар возглавлял мурза Чурай Томбактин из Татарского Маклаково. Очевидно, последние военные действия вновь показали высокую боеспособность служилых татар, поскольку после окончания этого этапа войны, к 1636 г., численность данной этносословной группы в пределах Нижегородчины резко увеличилась (подобное явление, но в меньшей степени, наблюдается и в 1628 г.).

Начиная с 1620 г., арзамасские татары регулярно привлекались для несения т.н. украинной службы по охране важнейших городов на «польской Украине», т.е. в пределах нынешних западных областей Российской Федерации. В «Разрядных книгах» чаще всего упоминаются два ключевых города «польской Украины» – Крапивна и Дедилов. Арзамасские татары служили в Дедилове, составляя в некоторые годы до одной трети всей численности передового полка.

Первые упоминания о татарских контингентах в южных крепостях появляются к концу XVI в. С воцарением Михаила Федоровича Романова татарские воинские контингенты по-прежнему используются на западных рубежах – на литовской границе, в Пскове, под Смоленском, в Дорогобуже, в районе Брянска, против Лисовского и т.п. В декабре 1617 г. в Москве было собрано 1304 человек татарских формирований из разных уездов для отражения польского королевича Владислава, среди них: боровские, серпуховские, касимовские, темниковские, кадомские, арзамасские, курмышские, алатырские, цненские, юртовские татары.

В эти же годы (в 1616-1617 гг.) начинается активное использование служилых татар против крымской и ногайской угрозы. В составе гарнизонов и полков на землях современной Калужской, Тульской, западе Рязанской и юге Московской областей, чуть позже – части Смоленской, Брянской и Орловской областей в 1620-1630-е гг. насчитывалось до 2,5 тысяч служилых татар.

На протяжении первой половины XVII в. здесь несли службу арзамасские татары – в городе Дедилов (ныне село Дедилово Киреевского района Тульской области), алатырские (в Москве) и др. служилые татары. Со временем, когда крымская опасность ослабла, татарские контингенты были выведены в другие пределы Московского государства: так, в 1679 г. они значатся только в Севске (юг современной Брянской области) и Путивле (ныне Сумская область Украины).

В 1640-х гг. к украинной службе, помимо арзамасских татар (которые служили в Одоеве, ныне на западе Тульской области), стали привлекаться и алатырские (в Туле, потом в Веневе, ныне на востоке той же области). «Масса арзамасцев и алатырцев воевала в ходе Северной кампании (1700-1721 гг.)»; так, только в 1707 г. 105 алатырских служилых татар отправились на военную службу в качестве драгун. С.Б. Сенюткин приводит имена особо отличившихся на войне со шведами нижегородских татар: это стольник и арзамасский князь Андрей Ибраимович Мустофин, убитый под Нарвой в 1700 г.; жители Большого Рыбушкино Тилмамет Клякаев, Бикмамет Сюндюков, щедро пожалованный земельными угодьями в 1701 г.

В 1708 г. 5 мурз и 524 служилых татар из 26 сёл Алатырского уезда были отправлены на службу во вновь сформированный Симбирский конный (рейтарский) татарский полк. В каких именно боевых действиях они участвовали, остается пока невыясненным. По мнению С.Б. Сенюткина (по его подсчетам, там было 555 человек), создания полка требовала не только Северная война, но и бунт К.Булавина и мятежи в Башкирии.

Идеологический фон военной службы нижегородских татар

С точки зрения исламской идеологии, служба нижегородских татар Московскому престолу являла собой вариацию политики «амана, аманат» (араб. «доверие»), получившей особую известность на Востоке. В ее рамках государство полностью поручает некой доверенной группе (как правило, этническому сообществу) выполнять определенные виды военной, пограничной и охранной службы в обмен на личные привилегии и сохранение своего особого статуса. Аналоги этого явления хорошо известны в рамках Арабского халифата: это берберы при Омейядах, тюрки-гуламы при Аббасидах, гвардия «сакалиба» (кипчаки или славяне, по мнению разных ученых) в Андалусе и т.д. В России татары честно и добросовестно служили в указанной сфере, ни в коей мере не став рабами, холопами Московского государства, хотя это государство держало в рабстве миллионы своих подданных. Большинство татар сохранило верность религии своих предков, своему традиционному образу жизни, своей культуре, несмотря на религиозные притеснения со стороны государства. Весьма показательно в этой связи, что правительство не посмело отправить военные отряды служилых татар Нижегородчины на подавление восстания казанских татар и луговых марийцев весной 1616 г., хотя восставшие собирались идти походом на Нижний Новгород и Арзамас (Книги разрядныя. Т.I. С.118). Этот пример, в совокупности с сообщением «Сафаджайских тетрадей» о военном сопротивлении татарского населения с.Мурзиц отрядам Ивана Грозного в середине XVI в., наилучшим образом опровергает сложившиеся мифы об извечной «вражде» казанских и нижегородских татар, и о «предательстве» последними кровно-религиозного родства с Казанью. На самом деле служилые татары, не изменившие своего быта со времен Золотой Орды, лишь приспособились к новым условиям жизни, сохранив при этом и свою личную свободу, и высокую степень автономности, и все свои льготы, всякий раз выторговывая себе новые.

Однако с позиций мусульманской уммы и судеб ислама в России, самое главное предназначение служилых татар оказалось в другом. Несмотря на явный про-православный крен в политике России второй половины XVII в., как минимум четыре фактора, согласно С.Ф. Фаизову, сдерживали широкомасштабные карательные правительственные меры в отношении мусульман. Среди них (начнем с менее значимых):

● политика Крыма, который считал себя преемником Золотой Орды, и стоящего за его спиной османского султана – халифа мусульман всего мира;

● «резкое расширение зоны дипломатических контактов России на мусульманском Востоке», что вынуждало ее «поддерживать на международной арене реноме дружественного к мусульманам государства»;

● церковный раскол, который «несколько затенил» на длительное время все другие конфессиональные вопросы.

● Но на первое место исследователь ставит фактор особого «сословия служилых татар-мусульман, воинов и дипломатов, с которым правительство должно было соблюдать баланс интересов».

Таким образом, существование служилых татар позволило исламу как религии и мусульманским общинам выжить в непростых условиях, причем некоторая степень национально-религиозной автономии, имевшаяся у татар Мещеры, рано или поздно распространилась также и на татарские группы в других регионах, не исключая и Казани.

IslamNN



Примечание:
 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.