ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
ПРОПОВЕДИ И ОБРАЩЕНИЯ
 
 
ВРЕМЯ НАМАЗОВ И ДАТЫ МУСУЛЬМАНСКИХ ПРАЗДНИКОВ
 
время намазов - Нижний Новгород

АКТУАЛЬНОЕ ИНТЕРВЬЮ

 

Интервью

 

СОВЕТ УЛЕМОВ ДУМНО

 

Проповедь

 
Обращение
 

НОВОСТИ И СОБЫТИЯ

 

Новости

Мусульмане Нижнего Новгорода приняли участие в межконфессиональном субботнике

 

 

 
 
   

Репортажи

 

АКТУАЛЬНО

 

Деятельность

 

 Аналитика

 

ИСЛАМ

 

Обряды и традиции


О смыслах хаджа (большого паломничества) и жертвоприношения
 

Соревнуйтесь друг с другом только в хороших делах! Проповедь
 

 


 
 
21-07-11 Работы А.М. Орлова по истории нижегородских татар – наука или фолк-хистори?

Истории происхождения и развития нижегородских татар, их этническим особенностям и религиозным традициям посвящено достаточно много работ. Лингвистические и ментальные различия нижегородских и казанских татар в дореволюционный период приводили исследователей даже к таким ложным посылкам, как постановка вопроса: «Нижегородские татары – татары ли?». Разумеется, такой необъективный и в чем-то наивный подход напрочь отвергается современными учеными. И все же следует признать, что тема этногенеза татар-мишарей исследована довольно слабо, несмотря на все достижения татарской этнологии, археологии и даже генетики.

В целом дореволюционная и советская историография не совершила прорыва в деле изучения истории татар Нижегородчины. Существенный вклад в исследование проблематики был сделан только в 1990-е годы, когда одна за другой появилось сразу несколько монографических и коллективных работ по данной теме.

Одна из позиций по теме этногенеза нижегородских татар была представлена в работах А.М. Орлова.[1] В них делается попытка реконструкции прошлого мишарей на основе отдельных высказываний дореволюционных историков и сохранившихся в опубликованных источниках рудиментов раннего средневековья. Кроме того, автор активно использует местный фольклор, несущий историографическую подоплеку. Следует признать, что такой подход, сочетающий публицистический жанр и активное цитирование старинных авторов, делает работы А.М. Орлова чрезвычайно популярными не только в среде рядовых читателей, но и в ученых кругах, например, Татарстана.

Однако от взора специалиста невозможно скрыть существенные изъяны, имеющие место в этих трудах. В первую очередь, речь идет о бессистемности излагаемого материала, когда выводы автора противоречат друг другу. Скажем, в одних своих работах А.М. Орлов призывает к широкому празднованию «400-летия основания татарских сел на Нижегородчине», а в других критикует ученых, которые не обращают должного внимания на ордынский и даже доордынский периоды жизни исследуемого субэтноса.

В качестве примера по этому вопросу сошлюсь на следующее, весьма путаное мнение А.М. Орлова: «...Официальной датой образования татарских селений Алатырского уезда следует считать 1618 г., когда царской грамотой... Баюшу Разгильдееву и Ямашу Мангушеву была признана законность и целесообразность помещения здесь татар, переведенных в пределы Алатырского уезда из арзамасских мест... [хотя] все современные татарские селения, за [небольшим] исключением, [к этому времени] уже существовали».[2]

Невнятны представления автора о древних предках мишарей, среди которых мы видим вдруг летописную мещеру, которая легко превращается Орловым в тюрков-маджаров с российского юга: версии интересны, но звучат неубедительно. На грани фантастики – гипотеза о древнетюркских курганах Подмосковья, якобы оставленных предками мишарей. Не добавляет положительных впечатлений неточное цитирование автором действительно интересных сюжетов, несоответствие приведенных цитат оригиналам, в целом небрежность при работе со ссылками. Откровенно слабым местом в работах А.М. Орлова является отсутствие авторского интереса к теме бытования ислама (и религии в целом) в среде нижегородских татар и их предков, в то время как в средневековом менталитете народов Евразии религиозный компонент играл ведущую роль.

Приведем ряд конкретных примеров. Сегодня в Балахнинском районе и его окрестностях практически не осталось тюркских топонимов, однако таковые имелись здесь еще в XIX в. – например, многочисленные Курмыши.[3] По версии А.М. Орлова, они имеют булгарское, булгаро-кипчакское или даже булгаро-маджарское происхождение[4], но это вряд ли обоснованное мнение: так, на карте Нижегородского наместничества конца XVIII в. отчетливо виден населенный пункт Мурза рядом с Балахной[5] (ныне вошел в городскую черту, составляя часть северных кварталов Балахны), а недалеко от этих мест – еще и Тарханово. Такие топонимы, как Мурза и Тарханово, могут восходить только к эпохе Золотой Орды или Казанского ханства, но никак не к булгарам или тем более маджарам. Но это не значит, что здесь не могли проживать булгары. Вспомним версии местной дореволюционной историографии: цитирую Овчинникова – «предание говорит, что на месте Балахны было поселение болгар волжских еще в XI столетии»[6]; цитирую Мельникова – «на месте нынешней Балахны в XI столетии и ранее был город Булгар Волжских, при котором бывала ежегодная ярмарка».[7] Таким образом, в трудах Орлова надо четко отделять зерна от плевел.

Крайне неубедительно выглядит версия Орлова о вторичном приходе в Камкино выходцев из-под Биляра (с территории южного Татарстана)[8]. И дело даже не в том, что для ее доказательства используются недостоверные сведения (легенды о женщине по имени Камка-әби; о 40 девушках, погибших при захвате Биляра эмиром Тамерланом; старинные песни и т.п.), а в бессвязности приводимых материалов. Среди них – и «издавна обитавшие» в этих краях татары, «поселившиеся здесь до монгольского нашествия X-XII вв.» (sic!); и упоминание в старинной песне якобы реки в Прибайкалье (имеется в виду песня «Зимцяцяк», где Орлов интерпретирует слово «зим или зима» как название реки в Приангарье в южной Сибири, в то время как оно означает всего лишь тонкую кромку весеннего льда); и курган, якобы названный древнебулгарским словом (в то время как язык древних булгар не изучен и по большей части не известен); и полное незнание географии Татарстана (авторы смешивают правобережные и левобережные районы республики) и т.п.[9] Сказанное, безусловно, не отменяет исторических связей между населением Камкино и татарстанского Закамья, однако на сегодня доказано переселение лишь из-под Пьяны на юг Татарстана в XVII в., а не в обратном направлении.

Все это заставляет со скепсисом воспринимать основные положения теорий А.М. Орлова, лежащих в русле философии или в жанре «фолк-хистори» - т.е. популярной историзированной художественной литературы, но не исторической науки.

Однако неправильным будет полное игнорирование трудов этого самобытного автора, поскольку в них действительно содержится немало рациональных суждений.

Скажем, А.М. Орлов провел прекрасный анализ похода 1366 г. ордынского князя Булат-Темира, правившего в Булгаре, в район Сундовика и Пьяны.[10] В то время как данные дореволюционной историографии – цитирую – «Арзамас еще в XIV столетии был разорен болгарами, а потом восстановлен казанскими татарами»[11] – практически не отвечают на вопросы: Почему разорен, когда восстановлен Арзамас? Интерес представляет предложенная А.М. Орловым методика сопоставительного анализа антропонимов посопных буртас, татарских субэтносов и чувашей; «Историко-археологическая карта Нижегородского Поволжья», составленная на основе материалов дореволюционных и советских историков. Интересна версия А.М. Орлова о том, что ярмарки и базары поздней эпохи могут являться маркерами древних тюрко-мусульманских поселений Пьянско-Присурского региона, обозначая возможные торговые центры эпохи Золотой Орды.

Стоит внимательнее присмотреться к информации А.М. Орлова о гнезде татарских сёл в районе Мангушево «с вотчинами мангушевских и кечасовских мурз в верховьях р. Пары». По версии автора, это место являлось одним из шести татарских центров в Пьянско-Присурском районе, существовавшем к моменту вхождения их в состав Руси. Он гениально предвосхитил археологов, доказавших в 2006-2009 гг., что район реки Киша – Присурье (Грозная крепость Секиз-бея) действительно являлся одним из крупных татарских центров дорусской эпохи. Второй названный этим автором центр, Собачий Остров (или Сафаджай), также являлся таковым, что общепризнано учеными на основе оригинальных татарских источников. Самое удивительное, что при внимательном анализе конкретных ситуаций – который я проводил в течение последних двух лет – сказанное А.М. Орловым на 80% не противоречит тому, о чем писал С.Б. Сенюткин, в то время как работы этих двух авторов многократно заочно дискутируют между собой!

В связи с вышесказанным задачей объективного исследователя является поиск наиболее состоятельных исторических сюжетов, иногда гениальных догадок А.М. Орлова, подкрепленных ссылками на авторитетные источники, и верификация их с выводами других ученых.

Хайретдинов Дамир Зинюрович, руководитель департамента науки и образования ДУМЕР, к.и.н., этнолог


 

[1] Орлов А.М. Мещера, мещеряки, мишаре. – Казань, 1992; Он же. Нижегородские татары. Этнические корни и исторические судьбы (очерки). – Н.Новгород, 2001; Орлов А.М., Каримов А.А. Камкино: история и современность. – Н.Новгород, 2003.

[2] Орлов А.М. Нижегородские татары... С.153.

[3] Нижегородская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 г. – СПб, 1863. С.36, 40, 67.

[4] Орлов А.М. Нижегородские татары… С.38.

[5] Карта Нижегородского наместничества 1792 г.

[6] Очерк Нижегородской губернии в историко-географическом отношении. / Сост. М. Овчинников. С.50.

[7] Мельников П. Балахна. Уездный город Нижегородской губернии. С.1.

[8] Орлов А.М., Каримов А.А. Камкино: история и современность. С.18-23.

[9] Там же. С.10, 20-21.

[10] Орлов А.М. Нижегородские татары. С.109-110.

[11] Очерк Нижегородской губернии в историко-географическом отношении. С.55.

 


 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу

 Отправить статью другу Отправить статью другу

Клуб Шатлык

Информационные партнеры

IslamRF
islamsng.com ИД Медина
Нижгар Нижгар

Погода в Н.Новгороде

GISMETEO.RU: погода в г. Нижний Новгород

Статистика





(c) При копировании материалов сайта ссылка (гиперссылка) на http://www.islamnn.ru обязательна.